12.10.18
«Скульптор Империи» Жан-Батист Карпо
Жан-Батист Карпо родился 11 мая 1827 года. Выходец из бедной рабочей семьи Карпо стал одним из ведущих ваятелей Второй империи; в скульптурных портретах он запечатлел образы типичных представителей общества своей эпохи...
10.10.18
Притча о скульпторе и двух его женщинах. Альберто Джакометти
Только прихотью судьбы можно объяснить, как чудак-швейцарец, с презрением относившийся к деньгам, стал самым дорогим скульптором современности и теперь теперь красуется на стофранковой швейцарской купюре. В 1915 году «Указующий человек» Альберто Джакометти был продан на аукционе Christie’s за 141 млн. 245 тыс. долларов...
09.10.18
В тени Тинторетто. Кто рисовал жeнщин, руки и ноги на полотнах маэстро
Словно вихрь, ворвался в мир искусства Тинторетто. Долгое время считалось, что этот великий представитель Ренессанса творил в одиночку. Немецкие ученые выяснили, что это не так...


  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18
  • Онлайн-выставка Евгения Марышева «Монады» на сайте «Русского Портрета»
    Скульптор, живописец и график в одном лице — это Евгений Фёдорович Марышев. Он известен и в России и за рубежом, а его творчество — уникальное явление в культурной жизни Санкт-Петербурга. На нашей выставке мы представляем лишь незначительную часть его многогранного наследия - малую серию «Монады», созданную в период с 1994 по1996 год...
    30.03.18
  • Открылась персональная выставка Александра Уткина
    Сегодня, 13 февраля 2018 года, в художественной галерее «Русский Портрет» открылась персональная выставка замечательного петербургского художника Александра Уткина. Приглашаем всех желающих. Со ВТ по ВС с 11:00 до20:00. Вход свободный. Справки по тел.: +7 (812) 272-59-31...
    13.02.18

Искусство продавать

30.05.08

В последнее время инвестиции в произведения искусства стали модными и прибыльными. Аукционы русского искусства в России и за рубежом, как любая азартная игра, — способ заработать или потратить деньги, сколотить или потерять состояние.

Чтобы остаться «в плюсе», нужно не только понимать правила игры, но и разбираться в ценообразовании, эволюции спроса и соотношении эстимейта и провенанса. То есть знать этот рынок

Русские отделения ведущих аукционных домов образовались далеко не сразу

Что покупали и покупают
Традиционно из всего русского искусства коллекционеров интересовала прежде всего живопись XIX века. Эти предпочтения были занесены на Запад в начале XX века русскими эми­гран­тами-аристократами с их романтической ностальгией по утраченному: тогда идеалом считался псевдокрестьянский стиль и вообще стилизация под русскую старину. Соответст­венно самыми востребованными были художники гранд-направления пейзажистики и маринистики — Айвазовский, Поленов, Шишкин. Но мода — вещь переменчивая, и сейчас эти имена даже в России вызывают легкую усмешку: мой знакомый художник в ужасе бежал, когда женщина, чей портрет он рисовал для выставки в галерее «Елена», на вопрос о любимом художнике сказала «Шишкин».

Растиражированный шоколадными конфетами, Шишкин стал символом «глазированного» русского искусства, которое демонстрируют на Русской неделе в Лондоне, то есть лубка для иностранцев. Сейчас эта ниша занята второстепенными художниками начала XX века: Яковлевым, Машковым и другими. Но спрос на них снижается: на недавнем аукционе Christie’s в Нью-Йорке не нашла покупателя картина Яковлева «Театральная ложа в Пекине» с эстимейтом — минимальной и максимальной ценой по оценке экспертов — $1,8—2,5 млн.

Обычно всемирно известных русских художников начала XX века аукционные дома предлагают вместе с западными. Шагал, Сутин или, скажем, Гончарова, будучи представлены вместе с импрессионистами мирового класса, уходят за суммы большие, чем средняя цена, которую дают за картину русского художника на отдельных торгах. Правда, бывают и исключения: в этом году июньские торги Bonham’s в качестве ведущего лота выставляют картину Гончаровой «Парус» (эстимейт 1,5—2 млн фунтов стерлингов).

К советскому искусству XX века покупатели долгое время относились с подозрением — как к пропагандистскому, сиюминутному, а значит, невыгодному с точки зрения долгосрочных вложений. В 1950—1960∧х годах русское искусство вообще мало ценилось на Западе. Затем стали вывозить российский авангард, и с 1970 года аукционный дом Sotheby’s ежегодно продавал его на своих торгах. Покупателями были главным образом коллекционеры европейской живописи начала XX века. Позже их внимание привлекло неофициальное искусство 1960∧х годов, которое, не найдя поддержки на родине, вывозилось за рубеж, особенно во времена перестройки. До сих пор цены на работы шестидесятников демонстрируют стабильный рост: за последний год, по оценкам западных аналитиков, они прибавили от 30 до 80%. Сейчас иметь картины Булатова или Ситникова не менее престижно, чем, например, работу Фрэнсиса Бэкона, хотя они и в разы дешевле.

Рынок русского искусства растет за счет богатеющих коллекционеров из России

Толчком к росту популярности советского искусства послужила перестройка. Советский образ жизни стал своего рода экспонатом кунст­камеры. В конце 1980∧х — начале 1990∧х большим спросом на Западе стал пользоваться соцреализм — он разлетелся по миру вместе с непереводимым модным словечком «гласность», поскольку казался свидетельством эпохи, стремительно уходящей в небытие, и пользовался такой же популярностью, как любые древности. В этот момент на волне всеобщего ликования аукционный дом Christie’s начал русские торги, которые пользовались большим успехом. Туда съезжались западные коллекционеры и дилеры из числа советских эмигрантов последней волны. Начали появляться в Лондоне и профессиональные покупатели из России, были даже проекты возвращения русского художественного наследия на родину с участием Christie’s и Sotheby’s, воспринятые на ура в этот период всеобщего энтузиазма и надежд. Соцарт до сих пор пользуется стабильным спросом, но резких взлетов цен на него не предвидится.

В последнее время аукционные дома заинтересовались и современным русским искусством. Первый аукцион был организован в 1988 году домом Sotheby’s в Москве и прошел в хаммеровском Центре международной торговли. Цены были не слишком высокими: Элтон Джон купил две картины Светланы и Игоря Копыстянских общей стоимостью меньше 80 тыс. фунтов; Альфред Таубман, тогдашний председатель Sotheby’s, купил за 22 тыс. фунтов картину Ильи Кабакова; картина Гриши Брускина была продана

немецкому предпринимателю за 242 тыс. фунтов. Всего аукцион принес почти 2 млн фунтов. Следующий аукцион современного русского искусства состоялся лишь через 20 лет, в 2007 году, и установил более высокую планку цен: картина Эрика Булатова была продана за 198 тыс. фунтов, а Евгений Чубаров ушел за 288 тыс.

Сейчас позиции отечественного искусства на западном рынке только укрепляются. Юсси Пулканнен, президент европейского отделения Sotheby’s, назвал 2007∧й лучшим годом для русского искусства. Годовой объем его продаж в прошлом году составил $180,9 млн, причем в эту сумму не вошла коллекция Вишневской и Ростроповича, которая до торгов была выкуп­лена Алишером Усмановым за $36 млн плюс комиссионные сборы.

Кто у кого покупает
Изначально коллекционеров русского искусства было не так уж много. В основном это были русские эмигранты, сотрудничавшие с парой-трой­кой специализированных галерей в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. В 1920—1930∧е годы благодаря успеху «Русских сезонов» Дягилева и русских домов моды отечественное искусство заинтересовало, с одной стороны, театралов и балетоманов, с другой — аристократов и всех, кто стремился подражать аристократическому образу жизни.

Но сегодня главные действующие лица русских торгов — люди из совсем иного круга. Коллекционерами русского искусства становится новое поколение богатых — российские бизнесмены; соответственно повышаются ставки на аукционах и цены на произведения. По словам Андре Стросса, вице-президента французского отделения Sotheby’s и главы отделения импрессионистов и современного искусства, именно русские покупатели, «возвращающие на родину утерянное наследие», и являются основной движущей силой русских торгов. Западные (в основном американские) коллекционеры, в 1980∧е годы скупавшие русское и советское искусство за копейки, сейчас продают его нам же за миллионы, — такая ситуация характерна для всех стран с развивающейся экономикой: нынешний бум на рынке индийского и китайского искусства объясняется теми же причинами.

В сегодняшней России, ориентированной на особый «третий путь» развития, только русское искусство и продается — этим объясняется успех отечественных аукционных домов: «Гелос», «Галерея Шишкина» и т. д. К тому же из-за отсутствия соответствующего образования и традиций арт-коллекциони­рования наши новые миллионеры побаиваются покупать зарубежных художников: тут легко стать мишенью для насмешек, приобретя не лучшую работу за немыслимые деньги. Со своими как-то спокойнее: все-таки имена российских художников нашим покупателям известны и привычны. При этом мотивы покупки могут быть разными: кто-то делает широкий жест и возвращает художест­венные ценности государству, а кто-то украшает ими свои квартиры в Лондоне или Париже. Поэтому, кстати, акварели — даже самых лучших художников — не пользуются спросом, так как традиционно не считаются достаточно статусным украшением интерьера, а значит, роста цен на них не предвидится.

Но спрос — не единственный фактор ценообразования. Один из важных параметров оценки любого предмета, выставленного на аукцион, — его провенанс, т. е. история обладания им. Провенанс должен подтверждать подлинность работы и регистрировать ее перемещение от художника к последнему владельцу. «Аристократический» провенанс может обеспечить половину аукционной стоимости произведения: он подтверждает, что от сильных мира сего покупателя отделяют два-три рукопожатия. К примеру, владельцем уже упомянутого «Паруса» Гончаровой был сэр Джон Роттерштайн, директор лондонской галереи Тейт в 1938—1964 годах. Или «гламурный» вариант провенанса — картины Айвазовского, которые висели в Белом доме при Жаклин Кеннеди, те самые, что сам художник отправил в Америку в знак признательности за то, что американцы собирали зерно и посылали голодающим русским крестьянам зимой 1891—1892 года.

Что сколько стоит
Обычно торги отечественного искусства на Западе становятся аукционами двух-трех явных фаворитов, к которым пристегивают еще несколько десятков гораздо менее ценных работ. Хотя у ценителей искусства и опытных коллекционеров имена Айвазовского и Шишкина уже давно не вызывают энтузиазма, в списке аукционных фаворитов они по инерции держались довольно долго, и именно Айвазовский стал первым русским художником, преодолевшим порог в $1 млн. И хотя ситуация меняется и на рынке всплывают новые, менее за­тертые имена, на последнем аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке 15—16 апреля анонсировались все те же Айвазовский, Шишкин и недавно присоединившийся к когорте «больших имен» Маковский.

Предаукционные показы расширяют круг коллекционеров и сочувствующих

Русский авангард уже достиг потолка цен: в ближайшем будущем тут не ожидается ни роста, ни падения, так что это гарантированные инвестиции с прогнозируемой доходностью. С соцреализмом другая история: первые имена (Дейнека, Ткачевы, Пластов) — уже признанные классики, а вот работы третьего-четвертого ряда еще можно найти по бросовой цене. Впрочем, на последней ярмарке современного искусства «Арт-Москва» классиков соцреализма видно не было: можно подумать, что наконец-то у нас сменились темы и герои. Однако с нашей привычкой к общественной нестабильности политизированный соцарт всегда останется в цене, как и умеренная ностальгия по всему советскому.

Конечно, произведениям современного русского искусства далеко до миллионов, которые покупатели готовы выложить за того же Бэкона, но цены на него с каждым годом упорно растут. По сравнению с результатами первых аукционов в 2000∧е годы они уже выросли в 30 раз. Если прежде средние эстимейты колебались в пределах от $1 до $5 тыс., то теперь — от $5—6 до $40 тыс. Любопытная деталь провенанса: все чаще русские работы на аукционы выставляют серьезные западные организации и коллекционеры. А это важный показатель признания, которым пользуется наше искусство в мире.

На чем можно пролететь
Однако не всегда русские торги проходят гладко. В истории этих аукционов были и громкие расследования о «русских подделках», когда сотни картин второстепенных европейских художников слегка переделывались нашими умельцами, придавшими им русский колорит, и подписывались именами знаменитых русских художников, после чего их перепродавали за суммы, во много раз превышающие первоначальные цены этих произведений. Например, в мае 2004 года на аукционе Sotheby’s всплыла картина Шишкина, которую оценили в 700 тыс. фунтов, но в результате расследования выяснилось, что это работа нидерландского художника Маринуса Куккука, которая за год до этого была продана на аукционе Bukowskis в Стокгольме за $56 тыс. В течение года с полотна исчезли изображения четырех людей и овечки.

Скандалы, сопровождающие аукционные торги, хорошо знакомы коллекционерам западного искусства. С недавних пор ими может похвастаться и российский арт-рынок. Тут и музейные разборки (когда в Эрмитаже недосчитались рисунков архитектора Черникова, часть которых позже всплыла на аукционе Christie’s), и попытки бывших владельцев получить компенсацию от российского правительства за конфискованные при советской власти работы (во время выставки русского искусства в лондонской Королевской академии искусств Андре-Марк Делок-Фурко и Пьер Коновалофф предъявили права на 25 из 120 работ). Все это, как ни парадоксально, свидетельствует о росте значения русского искусства на международном арт-рынке. Рынок русского искусства становится более дорогим, и можно ожидать, что в ближайшие годы он станет более цивилизованным и предсказуемым.

Фото: Reuters; Vu/Fotolink

Источник: Эксперт

 

Коллекция "Русского портрета": И. Глазунов, А. Шилов, Н. Сафронов, А. Мыльников, А. Рылов, В. Орешников, Б.Угаров, Е. Моисеенко, В. Загонек, П. Фомин, В. Ветрогонский, В. Рейхет и другие легендарные имена России...











  • «РУССКИЙ ПОРТРЕТ» на Рылеева, 16:
    Адрес: Санкт-Петербург, улица Рылеева, 16. Телефон: (812) 272 5931; E-mail: rp2001@mail.ru

    Режим работы: ВТ- ВС: с 11:00 до 20:00, ПН - выходной.
    ВНИМАНИЕ! С 09.07 по 20.07.2017 с 12:00 до 19:00. ВС, ПН - выходные.
    подробнее

Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2018.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.