18.09.19
Атака вандала в Центре Помпиду
Один из посетителей парижского Центра искусства и культуры имени Жоржа Помпиду порезал ножом картину известного французского художника Даниеля Бюрена, рыночная стоимость работ которого превышает € 1 млн. Об этом инциденте сообщила на прошлой неделе газета Le Parisien...
17.09.19
Роберт Уильям Воннох - апостол американского импрессионизма
17 сентября 1858 года в городе Хартфорде, штат Коннектикут, США, родился Роберт Уильям Воннох - художник и педагог, который один из первых, кто начал перенимать французский импрессионизм...
13.09.19
«Бэкон: дословно». О выставке, открывшейся в Центре Помпиду, рассказывает «Ъ»
Выставка «Бэкон: дословно» открылась в парижском Центре Помпиду. Шестьдесят работ (в том числе двенадцать триптихов), покрывающих последнее двадцатилетие жизни знаменитого британского живописца, разделены куратором на шесть литературных глав...


  • Рождество в Эльзасе. Риквир
    Один из самых любимых средневековых городков знаменитой Винной Дороги Эльзаса, Риквир, мы никогда не обходим своим вниманием, когда вновь и вновь отправляемся в наш Авторский Тур в Рождественский Эльзас, в Край Рыцарей и Виноделов...


    18.09.19
  • Порту: заметки на полях
    Несколько беглых зарисовок, сделанных в Порту во время авторского тура «Вся Португалия» (2017). Просто так. Что под руку попало. Любопытные виды и персонажи...
    17.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I
    Среди прочих красот Патагонии, которые нам предстоит увидеть в авторском туре «Патагония 2020», Национальный парк Торрес Дель Пайне занимает совершенно особое место — расположенный на самом юге Южноамериканского континента, он знаменит суровым климатом и труднодоступностью...
    16.09.19

Картины в основном заказывают олигархи

05.05.08

Нашумевшая выставка двух Андреев - Белле и Макаревича — переехала из Петербурга в Москву. В Питере «Анатомия памяти» выставлялась в Строгановском дворце, а в Москве будет висеть аж в Третьяковской галерее, в помещении, куда обычно приглашают лишь классиков, и то «после». Перед отъездом Андрей Белле рассказал «КП» о том, за что они с Макаревичем удостоились такой чести, и о многом другом.                                           

- В «Анатомии памяти» мы брали за основу образы фотографий прошлого и позапрошлого века, - рассказал Андрей Белле. — У меня большой архив фотографий. Мы с Макаром последним  летом встретились и неожиданно занялись их изучением. Он мне показал также некоторые фотографии того же времени, которые он привез со своих гастролей. Купил в каком-то антикварном магазине. Пришла мысль: а почему бы не попытаться передать свои ощущения зрителю? Мы заперлись у меня в мастерской, и в четыре руки, поскольку Андрюха, помимо того, что он музыкант, еще и прекрасный график, отлично чувствует композицию и фактуру, на одном дыхании создали 12 живописных полотен. И как показала выставка, у нас получилось передать свои ощущения. Мнения широкой публики, конечно же, были неоднозначные. Записи в книге отзывов гласили: «Меня тошнит от всего этого!» или: «Мне 74 года, и я никогда в жизни ничего более прекрасного не видела!» И тут мы поняли, что поскольку это настолько трогает души людей, мы на правильном пути. Возникают уже идеи новых проектов.

- Откуда ты берешь эти старинные фотографии?

- Да везде. Мы много ездим и собираем на барахолках всего мира. Там есть элемент неожиданности — «эффект грибника» — когда ты среди сухих листьев находишь какое-то живое существо. У меня много таких вещей, не антикварных, а просто несущих на себе печать времени, фотография — это только одно из направлений. Антикварные предметы, дорогостоящие, ценные — меня это мало волнует. Меня интересует память, которую несут в себе эти вещи. Фотография является очень емким сгустком этой памяти.

- Что вы делали с этими фотографиями, какие материалы использовали?

- Холст, масло, лаки, краски - «смешанная техника». Честно сказать - повторить я сейчас не повторю, это было все на эмоциях. 

- Сейчас выставка будет в Третьяковке, туда ведь непросто попасть…

- Сначала картины увидели кураторы Русского музея, их заинтересовал это проект. А потом заинтересовалась Третьяковка.

- Ты говорил, что вас пустили в старое здание Третьяковки, куда не пускают современных художников…

- Да, нам там дали такой кусочек, недалеко от Тулуза-Лотрека.

- Если говорить о вашей дружбе с Андреем, ты помнишь вашу первую встречу?

- Это было очень давно. Мы оба подводные охотники. И потом, я же был директором группы «Аквариум». Музыка с рыбой совместились, сошлись планеты в одну линию и мы встретились. И причем я заранее, давно знал, что это будет.

- Предчувствие?

- Это нельзя назвать предчувствием, я просто знал, что мы будем дружить. То есть встретились и пошли по жизни вместе.

- Ты ведь оформлял и альбомы Машине Времени, сильно ли отличается это от создания картин?

- Иногда мы с Макаром просто брали мою картинку, сканировали и помещали на обложку, например «Песни, которые я люблю» - его сольник. Бывало, что и специально делал композиции.

- Как получилось, что ты стал директором «Аквариума»?

- Я жил недалеко от Бори Гребенщикова, на Невском, 32, а он на Софьи Перовской.  Нас кто-то познакомил: ко мне все тогда ходили смотреть видик. И мы так подружились, что потом он предложил мне быть директором. А закончилось, когда «Аквариум» уже развалился. Борис решил собирать новый состав, мне это стало уже малоинтересно. Сейчас дружим. Мне нравится то, что он делает.

- Еще я знаю, ты  когда-то помогал «Митькам»?

- Я был членом группы «Митьки». Это такая грустная история, когда я занялся судьбой нескольких других людей и отдал этому всю душу и деньги, кстати, свои. И взамен получил легкую неблагодарность. На этом все кончилось. Я понял всю бессмысленность моего участия в этом проекте, тихо ушел и стал заниматься собой. И понял, что заниматься надо самим собой в этой жизни. Там где больше двух, там начинаются интриги, а мне это неинтересно.

- То есть ты сам был «митьком»?

- А все через это проходили. Все были членами группы «Аквариум», все членами группы «Митьки». Долгие годы я был директором Аквариума, после этого я был директором «Митьков». Это было интересное время, я  ни о чем не жалею.

- Ты ведь вроде изначально приехал из Минска в Петербург?

- Я да. Я приехал из Минска, когда мне было 2 месяца. С тех пор я живу в Петербурге. И то я в Минске оказался случайно - моя мама поехала к бабушке меня рожать. Вот и все. Так что я коренной питерец.

- Ты сейчас помнишь свою первую картину, что это было?

- Да нет, потому что первые картины я начал рисовать до детского сада. И с тех пор ко мне прилипло слово «художник», меня обзывали так в школе, в армии, в общем, везде.

- И сразу было понятно, что это талант?

- Сразу было понятно, что мне это интересно, а остальное уже пришло со временем. Я в школе специально заболевал, оставался дома и рисовал картинки какие-то. Мама сохранила некоторые. Потом была художественная школа. Я очень мало значения придавал этому. Хулиганил, как это принято во всех школах. Меня даже из нее в результате выгнали за поведение.

- А родители одобряли твой выбор профессии?

- Родители были физики. Но такие, в достаточной степени лирики. Поскольку они поддерживали меня в моих начинаниях. Не сопротивлялись.

- В принципе, согласись, что профессия художник не всегда такая надежная. Какие должны быть составляющие успеха, в чем фишка?

- Ты хочешь, чтоб я дал рецепт? Фишки нет. Фишка — ангел за твоей спиной. Вот куда он тебя поведет, там ты и окажешься.

- Можно сказать, что ты своим примером доказал, что художник может быть успешным?

- Конечно, может быть. Но вот некоторые считают слово «успешный художник» ругательным.

- Потому что художник «должен быть голодным»?

- Ну, есть такое мнение, что художник должен быть грязным, бородатым, должен быть завален собственными картинами. И окажется, что они гениально только после того, как он сдохнет. «Ба! Как же мы недосмотрели!». Есть еще позиция: меня никто не понимает! И все. А я такой гениальный! Изваляться в грязи, отрастить бороду, прокуриться, хорошо еще выпить. И вот ты художник. А есть еще метод: ни в коем случае не уметь рисовать, это противопоказано. Желательно стать гомосексуалистом для пущей известности. И многозначительные пятна рисовать или, скажем, пластифицировать трупы. Понимаешь, сейчас искусством может считаться все: собачья какашка на газоне, облако в небе, трава на земле, что угодно. «Я так вижу. Это мой способ выражения себя». Не знаю, должно что-то  присутствовать все-таки. Как говорит Макар: есть какие-то штуки. Ведь даже когда краска просто слетает с кисти на холст — это должно быть не случайно, даже клякса на холсте. Она должна быть в нужном месте, нужного размера и нужного цвета. Только дурак может сказать: я тоже так могу — на Пикассо. Конечно, он так не может.

Хорошую историю могу рассказать. Когда я жил на Невском, каждый день к моему дому приходил художник. Приносил одну и ту же картину: такая обнаженка, на темном фоне, в зеленых тонах - девушка в шляпе. Снег, дождь, град, холод, жара - он приходит, ставит эту картину и сидит. Год ходил. Я наконец не выдержал, подошел к нему: «Слушай, если никто не берет эту картину, нафига ты ходишь?!». Он говорит: «Как не берет, каждый день почти берут». Тут я понял, что идиот-то я.

- Делаешь ли ты картины на заказ?

- Если мне интересно делать это, я делаю.

- А кто в основном заказывает картины, олигархи?

- Ну, к сожалению, в основном они. Еще я очень часто дарю картины. Если кто-то из моих друзей хочет получить мою картинку, то он просто приглашает меня на день рождения.

- Вообще ты разделяешь творчество для души и на заказ?

- Покажи мне хоть одну работу в Эрмитаже, которая в принципе сделана не для того, чтобы художник существовал, не для того, чтобы он получил за это деньги. В принципе все музеи завешаны картинами, которые большей своей частью были сделаны для того, чтобы художнику жить. Я не говорю, что это первично. Саша Боровский, куратор Русского музея, говорит, что можно хвалить художника сколько угодно, говорить, что он гениальный. А можно просто достать деньги и купить эту картину, чтобы повесить у себя дома — это будет высшая похвала. И художник будет жить на эти деньги какое-то время, и у него будет понимание того, что его искусство кому-то нужно. Естественно,  я не буду делать дерьмо для того, чтобы его продать. Но если мое искусство кому-то нравится, кто-то платит деньги — это для меня высшая похвала.

Алена КАМИНСКАЯ — 05.05.2008

Источник: "Комсомольская правда"

 


 


 

Cалоны «Русский портрет»: заказ портрета, портрет на заказ, портрет по фото, заказ картины, заказать картину, купить картину, продажа картин, покупка картин, арт-галерея, картинная галерея, художественный салон, портреты и картины на заказ, портреты и картины в исполнении лучших мастеров России...











Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.