15.07.20
Родился Рембрандт Харменс ван Рейн
15 июля 1606 года в семье лейденского мельника родился Рембрандт Харменс ван Рейн, один из самых известных голландских художников барокко, видный представитель Золотого века голландской живописи...
08.07.20
Барочная феминистка Артемизия Джентилески, первая женщина - академик живописи
8 июля 1593 года родилась Артемизия Джентилески, художница эпохи барокко, дружившая с Ван Дейком, переписывавшаяся с Галилеем и принятая во Флорентийскую академию живописи. Имя Артемизии приобрело популярность в середине прошлого века, когда международная феминистская организация сделала ее символом своего движения...
07.07.20
Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда»
7 июля 1887 года родился Марк Шагал. Темноглазые красавицы, влюбленные, парящие над городом, чарующие витражи — его творчество напоминает волшебную сказку. Но реальная жизнь Шагала была полна невзгод, голодных дней и скитаний по углам. За почти столетнюю жизнь художник увидел две войны, но все равно смог сохранить ощущение чуда в душе...


Раскрыты детали мошеннической схемы «коллекционера» Игоря Топоровского

20.02.20

криминал подделка картин фейк игорь топоровский

Остап Бендер использовал 400 сравнительно честных способа отъёма денег у населения. Игорь Топоровский не был столь изобретателен. Долгие годы он использовал только один, но зато надёжный способ - снабжал жирных котов, опухших от денег и непомерных амбиций,  вульгарнейшими фейками... 




Игорь Топоровский и его жена.

В декабре прошлого года скандально известному галеристу российского происхождения Игорю Топоровскому бельгийской полицией были предъявлены обвинения в мошенничестве и легализации доходов.За разоблачением арт-дилера стоят российские полицейские, которые уже больше 15 лет имеют к нему длинный список вопросов.


Европейский скандал с русским авангардом достиг своего апогея почти сразу после выставки в Музее изящных искусств Гента (MSK) в октябре 2017 года. Знатоки русского авангарда засыпали администрацию письмами и комментариями в соцсетях со своими сомнениями относительно подлинности представленных работ.


Выставка в Генте.

Претензии в итоге были оформлены в открытом письме, подписанном авторитетными галеристами, наследниками художников-авангардистов и экспертами в области живописи. После такой реакции власти провели тщательную проверку, выставка досрочно закрылась, а в декабре минувшего года были задержаны Игорь Топоровский и его супруга.

Картины сомнительной подлинности принадлежат связанному с четой фонду «Дилегем». Что же так насторожило ценителей искусства? Дело в том, что у картин, выставленных в MSK, нет «родословных», о них никто никогда не слышал, да и по стилю они не дотягивают до работ мастеров, чьи фамилии значатся на полотнах.

А это Василий Кандинский, Казимир Малевич, Владимир Татлин, Наталья Гончарова, Александра Экстер, Эль Лисицкий. Особенно досталось от критиков прялке и сундуку, якобы расписанным Казимиром Малевичем. У всех выставленных полотен отсутствовал провенанс (выставочная история произведения искусства).

Предприимчивая натура


Игорь Топоровский родился в 1966 году в Днепропетровске. Окончил истфак МГУ в 1988 году, в 1992-м защитил диссертацию по теме «Формирование культурного пространства в Европе». Работал в Институте Европы РАН. В иностранной прессе он называл себя советником Михаила Горбачева и «тайным дипломатом» Бориса Ельцина.

В интервью рассказывал о своей миссии в штаб-квартире Евросоюза и НАТО в Брюсселе — якобы занимался организацией международных визитов парламентариев в Бельгию и другими протокольными мероприятиями. В середине 1990-х тщетно пытался стать депутатом Госдумы.

Еще в то время за ним замечали склонность к преувеличениям. Например, он именовал себя в документах директором Института внешней политики и международных отношений, но выяснилось, что это не академическое учреждение, а неправительственная организация (НПО). Кроме того, Топоровский любил похвастать своим собранием русского авангарда.

Где ваши корни


На вопросы о происхождении своей роскошной коллекции Топоровский отвечал всегда уклончиво. Впрочем, в его многочисленных интервью говорилось о трех основных источниках пополнения. Первый — скупка шедевров в лихие 1990-е. Второй — семейное наследство. Дело в том, что жена Топоровского Ольга (до замужества Певзнер) приходится родней братьям-художникам Антону Певзнеру и Науму Габо.

Со слов Топоровского, они собирали картины и оставили коллекции в семье перед эмиграцией. Третий — собрание знаменитого коллекционера авангарда Георгия Костаки. Эти легенды пытались проверить журналисты, но подтверждения не нашли.

Решение директора гентского музея Кэтрин де Зегер экспонировать не имеющие провенанса работы из фонда «Делигем» коллеги оценили однозначно негативно. Музейщики сообщили прессе, что ранее отказывали в выставке Топоровскому. Чета давно уже пыталась пристроить свою коллекцию в приличное место — судя по всему, именно для легализации сомнительных произведений, но с 2015 по 2017 год их экспонаты отвергли сразу несколько серьезных площадок.


Директор гентского музея Кэтрин де Зегер

В частности, подозрительной коллекция показалась директору Национального музея истории и искусства Люксембурга (MNHA) Мишелю Полферу. Позже он скажет бельгийскому изданию The Аrt Newspaper, что был потрясен обилием работ художников первой величины прямо в кабинете Топоровского, когда обсуждал с ним предложение организовать выставку.

Затем Полфер начал задавать конкретные вопросы о происхождении полотен: где и когда выставлялись, есть ли обзор в каталогах на них. Но получил довольно лаконичный ответ: мол, это из семейной коллекции мадам Топоровской (Певзнер). Тогда въедливый музейщик попытался выяснить, каким же образом бесценные полотна так просто покинули Россию.

Топоровский заявил, что занимал высокую должность и якобы получил разрешение на вывоз лично от президента России, рассказал Полфер бельгийскому изданию De Standaard. Странное объяснение не давало покоя галеристу. Он нашел в интернете сведения, что в 2009 году в Туре четыре картины фонда были изъяты в связи с подозрениями в подделке.

К тому же в очереди за такой сногсшибательной по своему объему и представленным художникам коллекцией должны были стоять не только лучшие европейские, но и американские музеи. В итоге он отказался.

По почте от фонда Топоровского приходило предложение организовать выставку и голландскому музейщику Филиппу Ван ден Босше, долгое время проработавшему в Музее ван Аббе в Эйндховене. Но он не стал связываться, прекрасно зная, что такого огромного предложения авангардистов, в частности Лисицкого, на рынке просто не существует (Музей ван Аббе располагает второй по величине коллекцией Лисицкого).

Сообщество считает, что прежде чем выставлять коллекцию Топоровских, за неимением документов и провенанса на картины директор гентского музея обязана была обратиться за помощью в оценке картин к компетентному сообществу искусствоведов, специализирующихся на русском авангарде.

Тому, что она распахнула двери вверенного ей музея перед Топоровским, есть довольно простое объяснение — она числится в научном совете фонда «Делигем». Общественность заподозрила конфликт интересов, директора даже отстранили от службы.

Но позже она восстановилась — доказательств злого умысла с ее стороны пока не найдено. Что само по себе вызывает вопрос — дело в том, что налицо возможность получения материальной выгоды от самого проведения выставки. Согласно декларируемым правилам, допускалась продажа любой из работ с разрешения правления фонда.

Впрочем, помимо материальной заинтересованности, Кэтрин вполне могла попасть под влияние культа личности Топоровского. Этот человек водил дружбу с местным бомондом. Двигателями его общественного признания в Бельгии были мэр коммуны Жет — Эрве Дуайен, могущественный банкир и арт-менеджер Кристиан Пинт и ряд высокопоставленных федеральных чиновников Бельгии.

Чего ждать от директора музея, когда Топоровский заявил авторитетному изданию The Art Newspaper, что рассчитывает покрыть 40—60% расходов на реставрацию шато Dieleghem в пригороде Брюсселя (объект куплен у муниципалитета) за счет… госсубсидий. Ему удалось убедить чиновников инвестировать бюджетные средства в его проект по созданию Мекки русского авангарда.

История с пигментами


Разоблачение подделок картин в XXI веке связано с новыми технологиями идентификации пигментов краски, использованной при создании картины. С этим методом экспертизы связано первое серьезное фиаско Топоровского. Специалисты нашли подделки на выставке «Александра Экстер и ее друзья, русские художники», организованной Топоровским в 2009 году во французском городе Туре.

Исследователи установили, что пигменты, которые использованы в краске атрибутированной Экстер картины «Флоренция», были запатентованы лишь в 1921 году. Кроме того, специалист назвал композицию «невозможной», а мазки «наивными». Однако позже тот же эксперт неожиданно изменил свои выводы — дескать, могла иметь место реставрация картины плюс его оплошность.

«Я мог взять образец с восстановленной части», — поправился эксперт и обесценил с юридической точки зрения свое же предыдущее заключение. Позиция эксперта позволила Топоровскому не только вернуть изъятые у него картины, но и говорить об их «доказанной подлинности».

Российские приключения Топоровского


Скорее всего, Топоровский и на этот раз вышел бы сухим из воды, скандал утих бы по турскому сценарию — на него ведь трудятся три лучших адвоката страны. Но на помощь бельгийским коллегам пришли сыщики ГУУР МВД. Оперативники раскопали подлинную историю происхождении картин Топоровского и предоставили доказательства бельгийским коллегам.

Речь о детальных показаниях свидетелей и участников аферы, которую придумал, по версии следствия, Топоровский. Сотрудники угрозыска установили людей, создавших коллекцию. Нашли они и непосредственного автора главных экспонатов, фигурирующих в скандале.

Сыщики ГУУР предоставили через Интерпол все необходимые сведения бельгийской стороне. Впоследствии представители правосудия королевства Бельгии в рамках международного поручения прибыли в Россию, где совместно с сотрудниками ГУУР и следователями столичного и петербургского главных следственных управлений ГУ МВД России провели все необходимые следственные действия.

Короля делает свита. А свита у Топоровского была своеобразной. Мягко говоря, люди с сомнительной репутацией. Один из них — некто «П» (в интересах следствия мы не называем имен фигурантов дела). Этот человек, по словам источника в полиции, всегда оказывался там, где речь шла о шестизначных суммах в валюте. Так, не имея профильного образования, он втерся в круг дельцов от искусства.

Европейские «верблюды»


На допросе он рассказал следователям, что через цепочку знакомых музейщиков и галеристов познакомился с Топоровским. Галерист, постоянно проживающий с 2009 года в Бельгии, предложил «П» находить и доставлять ему картины, написанные в стиле известных русских художников — Малевича, Кандинского, Шагала, Гончаровой и других.

Максимальная цена за работу, озвученная Топоровским, была €10 тыс. С 2010 по 2017 год «П» продал Топоровскому около 500 полотен — часть из них была куплена у петербургского арт-дилера «Х», довольно известного в узких кругах реставратора, разбирающегося в живописи.

Другая часть была изготовлена талантливым художником из Северной столицы — он иностранец, получивший российское гражданство ввиду своих выдающихся способностей в живописи. Это талантливый зрелый живописец, мастер пейзажа, преподаватель одного из профильных вузов «Т». «П» начал возить его по европейским выставкам, чтобы тот досконально изучил манеры мастеров и тонкости их приемов.

Картины, изготовленные «Т», Топоровский, как считают следователи, и выдавал за оригиналы Шагала, Малевича и других авторов. В этом признался «П» российским сыщикам, а позже и их бельгийским коллегам.

На скандальной выставке в Генте были выставлены в том числе работы «Т», в которых опытные эксперты распознали липу. По оценкам «П», Топоровский выручил от продажи картин примерно $40 млн — во всяком случае, эту цифру он назвал следствию.

Полицейские задержали «П», его партнера-галериста «Х» и еще одного участника бизнес-проекта «З» во время очередной сделки в интересах Топоровского летом 2018 года в Санкт-Петербурге. «Х» подыскал объемную композицию («архитектон») с подписью «К. Малевич» и продал вещь за €2,5 тыс. «П». Перекупщик и его знакомый «З» намеревались перевезти вещь в Бельгию Топоровскому через Белоруссию и продать ему за €15 тыс.

Сложный путь был выбран не просто так — все сотни картин годами шли через границу без деклараций, так как никакой ценности из себя не представляли. Но подпись «К. Малевич» на архитектоне могла вызвать проблемы на таможне. Однако добраться до поста бизнесменам тогда не удалось — помешали российские сыщики. Позже на «П», с его слов, вышел их общий с Топоровским знакомый и весьма недвусмысленно потребовал не давать показаний по поводу поставок картин в Бельгию.

Посредников, которые перевозят картины из одной страны в другую на жаргоне называют верблюдами. «П», по сути, выполнял такие функции в интересах Топоровского, но его задачи выходили за пределы курьерских услуг.

Жил-был художник один


Знакомство «Т» и «П» началось бурно — человек Топоровского буквально ворвался в мастерскую художника, нахамил ему, представился важным заказчиком картин. «П» по-хозяйски осмотрел место работы художника, его картины и заверил его, что в Хорватии писать пейзажи куда приятнее и получаются они куда менее скучными.

Расходы, связанные с путешествием, перекупщик брал на себя. Сначала «П» говорил, что картины нужны для гостиниц и отелей, интерьер которых заказчик желает оформить в стиле авангардизма. «Т» лишь со временем узнал, что работает на Топоровского. Заказчик через «П» просил не только писать полотна, но и расписывать в стиле авангарда старые музыкальные инструменты, пианино и другой антиквариат.

«Т» взялся за работу с энтузиазмом, «П» фотографировал полотна и отправлял их заказчику. Топоровский был восхищен. Но вскоре художник начал понимать, что дело нечистое — заказчик категорически отверг его предложение покрыть картину лаком. Он догадался, что у Топоровского есть свой реставратор, который в последний момент наносил подпись великих художников на его заготовку.

Позже опасения подтвердились, когда ему принесли старые холсты для работы. Художник признался силовикам, что был запуган «П», знакомые которого имели отношение к криминальному миру. Впрочем, сыщики не исключают, что художнику был известен нечистоплотный план с самого начала.

Тем не менее он помог правосудию — в частности, он опознал свои картины на скандальной выставке. Признался он и в том, что самые причудливые экспонаты выставки — сундук и прялка, расписанные якобы Малевичем, его рук дело. Стоит упомянуть, что в академических вузах студенты изучают, как копировать мастеров искусства — это вполне легальное ремесло.

Важная характеризующая «П» деталь — он так и не расплатился с художником за работу, тот получил лишь незначительную часть от положенных гонораров. О долге не напоминал, опасался за свою жизнь.

Жаловался на необязательность «П» и другой его партнер — галерист «Х». Ему тоже пришлось объясняться с нашей и бельгийской полицией. Он рассказал, что действительно подыскивал в Петербурге для «П» картины, близкие по стилю к авангарду, но якобы никогда не был знаком с Топоровским.

Из печи — на вернисаж


«Т» стал настоящей находкой для бизнеса Топоровского и «П». Он был, по сути передвижной лабораторией по созданию липовых шедевров. «Верблюдам» больше не нужно потеть и трястись во время прохода через «зеленый коридор» в аэропортах или при досмотре багажа в поездах («П» — аэрофоб, летал крайне редко).

Однажды он даже арендовал самолет у одной известной российской футбольной команды, чтобы привезти в Европу большую партию работ. Расходы (около $100 тыс.) покрыл Топоровский. С появлением «Т» такие сложности частично отпали. Главный «станок» трудился в Европе. В частности, экспонаты скандальной выставки в Генте были изготовлены «Т» в Вене, другие картины он писал в Хорватии.

Почти все полотна с выставки, фигурирующие в гентском скандале (их 24) были предъявлены «П» к опознанию. Лишь от одной картины открестился посредник — «Тибет».

Простого подражания мало, чтобы люд поверил в подлинность полотна. Нужны еще провенанс (хотя бы правдоподобная легенда благородного происхождения) и технологические ухищрения, маскирующие обман. Безусловно, эксперта высокого уровня провести сложно, но таких на весь мир можно пересчитать по пальцам рук.

Картине необходимо придать определенные физические свойства, нанести «следы времени», выбрать правильную краску для дорисовки деталей — всё это тонкая работа, с которой знакомы реставраторы и профессиональные художники.

При изготовлении картин для Топоровского «Т» сам подбирал холсты и краски в специализированных магазинах, в частности в Австрии. Позже, как предполагают следователи, в определенных условиях подделку высушивали в специальных печах. Так работу «состаривают» для того, чтобы выдать за картину определенного периода.

Кто пострадал


Главный источник богатств Топоровского (по данным источника «Известий», только арестов на недвижимость и некоторые счета наложено на €30 млн) — продажа полотен толстосумам. За баснословные деньги полотна у Топоровского покупали и российские коллекционеры. Некоторых из них установили сыщики и опросили. Впрочем, заявление о привлечении Топоровского к уголовной ответственности написал лишь один пострадавший.

«Это обеспеченные люди, имеющие вес в обществе. Им проще забыть про 10 отданных жулику миллионов долларов, чем прилюдно сообщить, что их надули», — рассказал «Известиям» источник в МВД. заграничные богатеи оказались прижимистее, бельгийская полиция нашла потерпевших, которые рассчитывают привлечь Топоровского к ответу, невзирая на репутационные риски, и получить обратно свои деньги.

«Это дело мы ведем с конца прошлого десятилетия. Обвиняемый скрылся за рубеж как раз в тот момент, когда над ним стали сгущаться тучи. Дня нас это дело остается принципиальным. Ведь главное зло в этой истории даже не в том, что он обманывает миллионеров — человек фальсифицирует отечественную культуру. Методично и последовательно пытается подменить уникальные вещи, высокие идеи лучших художников России на контрафакт, на пустышку», — подытожил офицер МВД.

Но точку в этой истории ставить рано, считает собеседник «Известий». Объем изъятых у Топоровского поддельных работ русского авангарда невероятно велик. Поэтому сыщики продолжают расследование, устанавливают всех замешанных в аферы Топоровского лиц. По оперативным сведениям, в преступлениях участвовали реставраторы и художники, а также дилеры, связанные с оборотом предметов искусства.
Источник: iz.ru






По теме
  • «Собирателей русского авангарда» взяли под стражу за мошенничество
    Коллекционеры российского происхождения Игорь и Ольга Топоровские с понедельника 16 декабря находятся под арестом по подозрению в мошенничестве, отмывании денег и торговле краденым, сообщает бельгийская телерадиокомпания VRT. В пятницу их арест был продлен...
    21.12.19
  • Владелец «гентской коллекции» разоблачает арт-клакеров
    Игорь Топоровский - владелец коллекции русского авангарда, часть которой в настоящее время выставлена в экспозиции Гентского музея изящных искусств (Бельгия) - рассказывает о людях, которые поспешили заочно обвинить его в фальсификации и том, почему они это сделали...
    30.01.18




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2020.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.