28.02.20
Мартирос Сарьян: в плену загадочной красоты
28 февраля 1880 года родился Мартирос Сарьян, художник природы, восхищенный ее загадочной красотой. Мир, созданный Сарьяном, повествует о неразрывной связи человека с природой. Познавая ее, люди познают и сами себя, ведь они — часть природы...
27.02.20
Николай Ге - художник «оскорблявший чувства верующих»
27 февраля 1831 года в Воронеже родился Николай Ге. «Я потому и делаю нецензурные вещи, что я художник, — говорил Ге. — Этот дар дан не для пустяков, не для удовольствия и не для потехи; дар для того, чтобы будить и открывать в человеке, что в нём есть, что в нём дорого, но что заслоняет пошлость жизни»...
26.02.20
Сын стекольщика, которого боялись короли. Оноре Домье
26 февраля 1808 года родился Оноре Домье. В XIX веке у сына стекольщика не было шансов сделать шикарную карьеру. Впрочем, в то революционное время и не таких людей выбрасывало на самый верх жизни. Париж - великий город, который любит удачливых и упорных и отталкивает бесталанных и заносчивых...


Туры в Патагонию. Страстная конфлюенция Бакер и Нефф

17.10.19

авторские туры в патагонию карретера аустраль слияние бакер и неф

В авторском туре Патагония-2018 в числе прочих открытий, больших и малых, нам повезло увидеть эффектную природную картину - слияние двух бурных горных речек - Бакер и Неф. Зрелищности этому явлению придавало то, что потоки имели совершенно разный цвет - один изумрудно-зелёный, а другой - кофейно-молочный...





«Там, где, сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры...»

Чилийская Патагония, наиболее живописная и притягательная  в плане ландшафтов, представляет собой очень узкую и очень вытянутую полоску суши, зажатую океаном с одной стороны и горным хребтом Анд с другой.

По чилийской земле проехать с севера на юг — из Пуэрто Монт до Пунта Аренас -  не получится. Единственная дорога, построенная Пиночетом в 1976 году, обрывается в поселке О Хиггинс, там где фьорды вгрызаются в сушу.


В наши планы входило путешествовать по  Патагонии с севера на юг насколько это было возможно по территории Чили, а там где дорога заканчивалась, пересечь границу с Аргентиной и уже по аргентинским пампасам, преодолев те самые сотни километров, двигаться дальше к югу, в приантарктическую зону, к южной границе с  Чили, чтобы там вновь пересечь ее, и достичь конечной цели нашего путешествия  -  национального парка Торрес дель Пайне и пингвиньего острова Магдалены.


Границу Чили-Аргентина решили пересекать у южного берега изумительно красивого озера Хенераль Каррера, в городке с забавным названием Чиле-Чико (исп.— Чилийский Парень, в честь этого городка мы нарекли свой внедорожник - Чико). Для этого необходимо было свернуть на восток с  нашей верной спутницы, дороги-компаньонки- Карретеры Аустраль, которая еще на добрую  сотню километров уходила дальше на юг и заканчивалась тупиком.


После незабываемой двухдневной остановки на берегу озера Хенераль Каррера и изучения всех окрестных достопримечательностей, испытав невероятный восторг и драйв, мы решили не сразу двигаться к границе, а проехать еще немного на юг по Карретере (видит бог, дорога нас не отпускала, за эти дни мы уже привыкли к ее квестам и словно боялись лишиться этой главной интриги всего путешествия).


Захотелось напоследок увидеть еще одну ее изюминку, которая по-испански звучит очень красиво и таинственно — Confluencia río Bacer y Neff. Загадочная Конфлюенсия  - это слияние двух рек, а правильнее было бы сказать — поглощение рекой Бакер двух других речушек Нефф и Кочране.


Речка Бакер, бурная и порожистая, с лазурно-бирюзовой своей стремниной, сливаясь, вязнет в кофейно-молочных водах двух других речушек и словно замедляет свой бег…


Прежде, чем добраться до места слияния, мы сделали несколько остановок, чтобы вдоволь налюбоваться буйным нравом Бакер, невероятным бирюзовым оттенком ее вод, мириадами брызг в порожистых излучинах, сверкающими бриллиантовой взвесью в солнечных лучах.


Карретера на протяжении всех этих дней путешествий продемонстрировала нам, кажется, уже все свои испостаси — и  изумрудную зелень дождевых лесов, и лабиринты бездонных фьордов по ее сторонам, и саблезубые вершины гор в снежных шапках, и висячие ледники, и буйное пышноцветье заливных лугов, и лазоревоокие озера, и бирюзовые реки….


Здесь же в месте, где уже настойчиво замаячила ее финишная черта, лик Карретеры кардинально изменился: исчезли непроходимые леса с величественными деревьями — лишь низкорослые кряжистые деревца и кустарники, согбенные в три погибели из-за хозяйничающих в этих пространствах ветров, островерхие горы расступились и почтительно отдалились на задний план, трава утратила свой изумрудный оттенок, в воздухе нет-нет да и уже чувствовалось леденящее дыхание Антарктиды…


Одна лишь шустрая бирюзовая речка Бакер по-прежнему петляла по неказистому рельефу, завораживая своей красотой и грациозностью. Даже пороги и исполинские скалы на ее пути не останавливали ее резвый бег, весело и стремительно, вопреки брутальному окружению неслась она, словно презрев прокрустово ложе предназначенного ей русла… Казалось, ничто ей не помеха, и нет такой силы, которая способна  взнуздать и остановить ее!


И вот, наконец, мы приблизились к сакральному месту — той самой Конфлюенсии. Глазам предстала поразительная картина: бирюзовая стремнина Бакер с разгону сталкивается с мутно-кофейными водами Неф и Кочране.., и воды ее будто бы цепенеют, застывают, становятся вязкими и тягучими.. Но, очевидно и невероятно! -  дружественного слияния здесь не происходит, цветовая палитра рек не смешивается — отчетливо видна граница водораздела в месте их столкновения..


Долго стоим в оцепенении, созерцая эту картину. Затем дружно вспоминаем про свои камеры и спешим увековечить момент.. Еще некоторое время провожаем взглядом обновленно-обогащенную речку Бакер, величественно (уже!) катящую свои воды  дальше, к югу.. Дальше все как раз предсказуемо: воды ее, впитавшие новую чужеродную субстанцию, утратили свою невероятную бирюзовость, да и сама она, словно остепенилась, заматерела и посуровела теперь уже в полном соответствии с контекстом.


Бросив прощальный взгляд, прыгаем в верного Чику, и, разворачиваясь на 180 градусов, устремляемся дальше, к новым горизонтам, теперь уже в другую Патагонию — аргентинскую.


Крюк был сделан не напрасно: Конфлюенсия произвела на нас неизгладимое впечатление! Где и когда еще увидишь подобное!))



* * *

Приглашаем в авторский тур c Инессой Платоновой «Патагония 2020»
В группе - максимум 7 человек!














Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2020.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.