17.01.19
Особая роль котиков в мировом искусстве
Кот Пэдми британского искусствоведа, арт-эксперта BBC Бендона Гросвенора испортил портрет работы Джона Майкла Райта, в 2015 году купленный за £5 250. Forbes Life проследил, какой еще вклад внесли коты в искусство...
16.01.19
Родился художник солнца Аристарх Лентулов
16 января 1882 года родился Аристарх Лентулов, один из основателей «Бубнового валета». «В русском искусстве XX века вряд ли можно встретить другой такой же жизнерадостный талант, такой буйный темперамент, такое покоряющее жизнелюбие, какими обладал Аристарх Лентулов», - писал Виталий Манин. - Живопись Лентулова - это праздник»...
15.01.19
Украли картину Микеланджело
Ценная картина, приписываемая Микеланджело или Венусти, одному из его учеников, была украдена из церкви Святого Людгера в Зеле, Бельгия. Об сообщает Интерпол...


  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18
  • Онлайн-выставка Евгения Марышева «Монады» на сайте «Русского Портрета»
    Скульптор, живописец и график в одном лице — это Евгений Фёдорович Марышев. Он известен и в России и за рубежом, а его творчество — уникальное явление в культурной жизни Санкт-Петербурга. На нашей выставке мы представляем лишь незначительную часть его многогранного наследия - малую серию «Монады», созданную в период с 1994 по1996 год...
    30.03.18

Вселенная в горошек. Необычное сумасшествие Яёи Кусамы

11.09.18

яёи кусама японские художники современное искусство

Каждое утро 89-летняя старушка в оранжевом парике и экстравагантном наряде в горошек выходит из психиатрической больницы в токийском районе Синдзюку и преодолевает два квартала.Цель прогулки, которая всё чаще проходит не пешком, а на коляске, — студия, где японка несколько часов покрывает холсты психоделическими полосками и пятнами...




Каждый день художница работает, раздаёт задания ассистентам, делает небольшой перерыв, чтобы позвонить лучшему другу, а вечером отправляется обратно в больницу, где её ждут медсёстры и соседи-пациенты. Так проходит большинство дней Яёи Кусамы — одной из самых известных и трудоспособных художниц мира, выставки которой собирают миллионы посетителей.

К российской премьере документального фильма «Кусама. Бесконечные миры», который выпускают в прокат Центр документального кино в партнёрстве с Музеем современного искусства «Гараж», рассказываем об удивительной художнице, которая всю жизнь боролась с психическим расстройством и была аутсайдером мира искусства — а к восьмидесяти обрела международное признание и стала самой дорогой из ныне живущих художниц.

Галлюцинации и побег

Несмотря на яростное сопротивление родни — Кусама вспоминает, как мать рвала на клочки только что законченные дочерью работы, — девочка рисовала ежедневно, а потом поступила в школу традиционной живописи в Киото, где, впрочем, особо не появлялась, предпочитая оставаться в своей комнате и творить без чьей-либо указки.


Воспоминания Кусамы о детстве звучат очень мрачно: отец зажиточного семейства был ветреным и мягким человеком, который постоянно заводил романы на стороне, а мать — «холодной бизнес-леди», которая била детей и отправляла Яёи шпионить за отцом, чтобы знать всё о его изменах.

Художница считает, что травмы из раннего детства и спровоцировали её психическое заболевание: девочка испытывала «визуальные и слуховые галлюцинации», а также навязчивые идеи, с которыми пыталась справиться, рисуя то, что видела. Отношения Яёи с семьёй окончательно расклеились, когда она отказала нескольким женихам, а в двадцать семь лет заявила, что переезжает в США: в ответ на это мать выдала ей немного денег и предложила никогда больше не появляться на пороге дома.

В 1957 году Яёи поставила эффектную точку в этом периоде своей жизни, сложив у реки перед родительским домом костёр из двух тысяч своих картин, зашила в подкладку пальто пачки долларовых купюр и уехала в Нью-Йорк, чтобы «начать новую историю американского искусства».

Обсессии и «сети бесконечности»


В память Кусамы врезался вид из самолёта на волны Тихого океана: набегающие друг на друга, повторяющиеся паттерны напоминают сетчатые структуры, которые потом станут визитной карточкой художницы.

Кусама никогда не отделяла творчество от психического состояния, называя своё искусство «обсессивным»: покрывая холсты, стены, саму себя, других людей или даже лошадей узорами из цветных кружков, Кусама пыталась упорядочить свои мысли и избавиться от навязчивых идей, находя им визуальное выражение.

В 1967 году она сняла фильм «Kusama’s Self-Obliteration» — название можно перевести как «Саморастворение Кусамы»: художница пытается раствориться в окружающем мире, чтобы снова стать частью вселенной. Она объясняет, что во время галлюцинаций видит «сети бесконечности» — невидимые нити, которые связывают все вещи и всех существ мира в единое целое.

В одном из перформансов Кусама предложила всем желающим присоединиться к «Церкви саморастворения» — как она объясняла в интервью, чтобы быть принятым в Церковь, нужно сбросить одежду и расписать своё тело фирменным «горошком Кусамы», что поможет «вернуться к истокам своей вечной души».

Бесконечность Кусамы наполнена радостью и покоем — по словам художницы, все её работы призывают к единению, миру и любви. Это понятно и по названиям: «Бесконечная душа», «Всё о моей любви», «Моя бесконечная любовь к тыквам» и так далее.

Лозунги в духе «Занимайтесь любовью, а не войной» Кусама сегодня транслирует так же искренне, как в 1960-е, когда пацифизм был поп-культурным мейнстримом, но началось всё гораздо раньше: проведя детство в милитаристской Японии, где школьниц отправляли на фабрику шить парашюты, Яёи испытывала отвращение ко всему связанному с войной.

Мужской мир и плагиат


Планы по покорению Америки, которые строила Кусама, очень скоро пришлось пересмотреть: в то время арт-мир Нью-Йорка принадлежал мужчинам — у женщин не было персональных выставок, и даже галеристки и кураторы-женщины отказывались выставлять художниц. Отягчающим обстоятельством стало и то, что Кусама — иностранка: крохотную японку, которая надевала яркие кимоно, чтобы выделиться из толпы, просто не воспринимали всерьёз.

Контакты в мире искусства настойчивой Кусаме помогла завести Джорджия О’Киф: Кусама начала переписываться с известной художницей, когда ещё жила в Японии, и присылала ей свои акварели почтой. «Экзотическая азиатка» вызывала любопытство у нью-йоркской богемы, поэтому Кусама легко обзавелась кругом приятелей — среди них был Энди Уорхол, Дональд Джадд, Джозеф Корнелл, с которым у Кусамы был долгий платонический роман, Ева Гессе и другие известные художники.

К сожалению, многие из этих знакомств закончились горькими разочарованиями: по словам Кусамы, Уорхол был в восторге от её инсталляции «Шоу тысячи лодок», а потом позаимствовал оттуда приём с повторяющимися постерами, сделав свои «Коровьи обои».

Похожие истории произошли с «Зеркальной комнатой» (подобную представил у себя на выставке Лукас Самарас) и с мягкой скульптурой — Кусама рассказывает, что жена художника Класа Ольденбурга даже извинилась перед ней на открытии выставки.

Всё это вместе с финансовыми трудностями, известиями о смерти отца и Джозефа Корнелла подорвало психическое здоровье художницы: галлюцинации стали более интенсивными и пугающими, чем раньше, навязчивые мысли вышли из-под контроля, Кусама предприняла попытку самоубийства. В 1977 году она вернулась в Японию, где продолжила заниматься искусством в рамках арт-терапии в психиатрической больнице — с тех пор там и живёт.
 
Тело и протест

Кусама всегда считала своё тело в первую очередь эффективным инструментом для творчества: она организовывала «голые» антивоенные протесты и собирала вокруг себя тысячи сторонников, желающих обнажиться ради мира вместе с художницей.

Однажды она даже предложила президенту Никсону секс в обмен на прекращение военных действий во Вьетнаме — когда новости об этих выступлениях дошли до японской жёлтой прессы, семейство Кусама выкупило все газеты, продававшиеся в их родном городке Мацумото, чтобы скрыть позор.

Кусама легко обнажалась ради искусства, но не раз говорила о своём паническом страхе перед сексом и пугающих видениях, с ним связанных: «Компульсивная мебель», покрытая мягкими фаллическими скульптурами, — попытка справиться с этим страхом. Художница чувствовала себя комфортно в компании гомосексуальных мужчин, которых было много в её богемной компании.

В 1968 году она организовала «летний хэппенинг» с первой в Нью-Йорке гей-свадьбой, для которой сшила «свадебное платье на двоих». «Гомосексуалы тогда прятались, а я хотела, чтобы они выходили на публику безо всякого стыда. Я хотела, чтобы общество признало их существование», — объясняет Кусама. Официально гей-браки в США разрешили в июне 2015 года.

Кусама была готова бороться не только с гомофобами и правительством, но и с арт-институциями: художница организовала один из своих «голых» перформансов в саду скульптур MoMA, заявив, что в музее современного искусства нет ничего по-настоящему современного, а в 1966 году самостоятельно приехала на Венецианскую биеннале и выставила свою инсталляцию под названием «Нарциссический сад» на лужайке перед одним из павильонов.

В следующий раз работы Кусамы попали в Венецию лишь в 1993-м — после двадцати лет забвения художница вернулась в мировое арт-поле, став первой женщиной, представившей Японию на биеннале, и первой художницей, удостоившейся персональной выставки в японском павильоне.

Признание и инстаграм

Сейчас Кусаме восемьдесят девять, и она не планирует останавливаться. Японка считает, что до сих пор жива только благодаря творчеству и его терапевтическому эффекту: «Если бы не искусство, я давно бы покончила с собой». Кусама отрывается от работы только по очень веским причинам и жалуется, что «идеи приходят в голову, а руки и холсты за ними не успевают».

Она работает очень быстро, производя сотни новых работ в год, и боится, что не успеет сказать всё, что хочет: «Так как моя жизнь подходит к концу, я отдаю все мои силы искусству».

Неожиданную роль в судьбе художницы сыграли соцсети: гипнотические «Зеркальные комнаты», покрытые горошинами тотальные инсталляции и масштабные психоделичные скульптуры оказались идеальным материалом для инстаграма — об этом можно судить хотя бы по обилию фотографий с выставки Кусамы в московском «Гараже».

В 2017 году в Токио открылся персональный музей Кусамы — у специально построенного для причудливой экспозиции здания не видно очереди, но это только потому, что в музей можно попасть лишь по предварительной записи, а билеты раскуплены на несколько месяцев вперёд.

Выставки Кусамы имели огромный успех в Центре Помпиду, MoMA и других заслуженных музеях, художница даже выпустила коллаборацию c Louis Vuitton — но, пожалуй, самым важным событием для неё стало открытие постоянной персональной экспозиции в Музее искусств Мацумото. В 1960-х Кусаму называли «позором города», а её имя даже стёрли из списка выпускников школы — теперь же школьники Мацумото изучают работы Кусамы на уроках.
Источник: wonderzine.com










Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.