29.09.20
Кистью и шпагой. Мятежный гений Микеланджело Меризи да Караваджо
29 сентября 1571 года родился Караваджо. У него было очень много последователей. И врагов. Сложно оценить, кого больше. Одни копировали и использовали его новаторские методы. Другие стремились уничтожить его. И сделать все, чтобы о его работах навсегда забыли. Отчасти им это удалось. О Караваджо забыли на целых три столетия...
15.09.20
Венеция будет оцифрована
В то время как итальянское правительство пытается спасти Венецию от затопления при помощи системы мобильных шлюзов, международная группа учёных заканчивает беспрецедентный по масштабу эксперимент цифровизации жемчужины Италии...
13.09.20
Сиськи против Musee d'Orsay
Пресс-служба Музея Орсэ принесла извинения посетительнице, которую охранники пытались не пустить в музей из-за слишком откровенного наряда...


Эмиль Нольде - лидер «дегенератовного искусства» и нацист по расчёту

07.08.20

эмиль нольде экспрессионизм дегенеративное искусство

7 августа 1867 года родился Эмиль Нольде. «Я очень хочу, чтобы краски в моих картинах сами собой изливались через меня, художника, как будто сама природа творит свои картины, подобно тому, как самообразуются кристаллы и руда, как вырастают водоросли и мхи, как расцветают цветы под лучами солнца», - эти слова художника стали его творческим кредо...





Строго говоря — и, вообще, как угодно говоря — он был Ханзен. Нольде (1867-1956) — это псевдоним. В честь немецкой деревни на границе с Данией. Он там родился в крестьянской семье. И было их пять братьев.

Но только одному из Ханзенов-младших пришло в голову расписывать цветным мелом хлев, курятник, амбар и прочие сараи — так его тянуло к прекрасному. И не какую-нибудь пакость вроде Человека-Паука он рисовал, а библейские истории. Семья-то сильно протестантская была. Росписи не сохранились.



В семнадцать лет Нольде ушел из дому в люди. Там он мотался по разным немецким городам, работал резчиком на мебельной фабрике, учился недолго дизайну — на долго не хватило денег, проектировал мебель, преподавал рисунок и т.д. Везде ходил по музеям. В 1893 году он удачно нарисовал серию вот таких открыток.


La Cima della Pala et la Vezzana

Открытки разошлись большим тиражом, что принесло Нольде много денег. Работать он сразу завязал и стал учиться живописи. Сначала в Мюнхене, потом — в Париже, в знаменитой академии Жулиана. Там он полюбил импрессионистов, Ван, естественно, Гога и его друга Гогена. А Милле, Домье, Гойю, Тициана, Рембрандта и Беклина он любил еще до этого.



Через некоторое время Нольде стал любить средневековую/ренессансную немецкую живопись и Мунка. Ну, позже еще кое-что по мелочам добавилось, но, в принципе, все перечисленное есть те основные традиции, из которых выросло его искусство.

Первые свои работы Нольде делал, сильно любя символистов и поздних романтиков типа того же Беклина.


Эмиль Нольде. Да будет свет


Эмиль Нольде. Двое на морском берегу

Это было в самом начале ХХ века. В Германии, в стороне от него, шли мощные художественные процессы, приведшие к рождению экспрессионизма. В 1905 году появилась группа «Мост». Присмотревшись к Нольде, мостовские пригласили его в группу. Нольде согласился. В «Мосте» он работал типа так.


Эмиль Нольде. Цветник


Эмиль Нольде. Белые стволы

В общем, понятно, что эти картинки ближе к французскому фовизму, нежели к родному экспрессионизму. И даже есть очень неясные отголоски, как это не жутко звучит, импрессионизма*. Нольде догнала ранее приобретенная любовь к французской живописи.

Странная, согласитесь, ситуация получается. Человек состоит в самом, что ни на есть, экспрессионистическом объединении, позже будет объявлен классиком экспрессионизма, а картинки красит несоответствующие. Но, с другой стороны, кто вам сказал, что в искусстве - пути прямые? Не арифметика же.

Но так продолжалось недолго. Через год Нольде вышел из «Моста» и стал делать настоящую, по всем правилам экспрессионизма, живопись.


Эмиль Нольде. Осмеяние Христа


Эмиль Нольде. Тайная вечеря


Эмиль Нольде. Распятие

Все тут правильно. И опора на немецкие средневековье/Ренессанс, и гротеск, и доступными средствами переданное ощущение трагизма жизни, и суровое субстанциональное как антитеза вертлявому акцидентальному — все есть. И Христос у него - мужицкий Христос, т.е. парень из низов, в духе Грюневальда.

Жанровые пристрастия Нольде, понятно, не ограничивались исключительно возвращением к своей детской религиозной изобразительной традиции. Писал он и, скажем так, жанр.


Эмиль Нольде. Зрители в кабаре

В подобных картинках Нольде с удовольствием фиксировал нелюбовь крестьянина к городу. Еще он писал пейзажи — всегда, практически, без людей.


Эмиль Нольде. Осеннее море VII


Эмиль Нольде. Осеннее море ХI

Эти картинки — часть серии из 21 работы, описывающей почти один и тот же вид. Тут опять где-то рядом болтаются французы. Поздний Моне, в частности, который делал серии пейзажей с одной и той же точки в разное время суток типа «Стогов сена» или «Реймсского собора».

Правда, у Нольде была другая задача — его не интересовала фиксация в десятках работ того, как изменяется объект, грубо говоря, в один и тот же день в зависимости от освещения, его интересовали разные состояния этого объекта: шторм, штиль, время года, крупные суточные деления типа заката, полудня и т.д. Т.е. более фундаментальные вещи.

Еще в это время Нольде делает традиционную для экспрессионизма продольную деревянную гравюру, родом из средневековья.



Эмиль Нольде.Пророк

Первая мировая война в творчестве Нольде непосредственным образом не отразилась. На фронте он не был в силу возраста, художественная публицистика, скажем так, типа той, которой занимались в рамках экспрессионизма Дикс или Гросс, была ему неинтересна. Его интересовали, опять же, более фундаментальные вещи. Некоторый отклик на войну можно, конечно, найти в повышенной экстатике вещей вроде этой.


Эмиль Нольде. Красное вечернее небо

Или в такой печальной символике, 1919 года.


Эмиль Нольде. Потерянный рай

Другое дело, что война, поражение в ней, унизительный Версальский договор ввергли Нольде в кризис национальной самоидентификации. Тут все сложно было с самого начала. Папа его родным языком имел восточнофризский. Мама — южноютский.

Нольде родным считал немецкий и, вообще, числил себя по этой принадлежности. В 1920 году его родная деревня с остатками меловых росписей на сараях перешла к Дании, сам он стал датским подданным — почему так случилось с подданством, не знаю, не разбирался.

Факт тот, что для Нольде все это было ментально невыносимо. В 1927 году исполняются его мечты — он покупает сельский дом. Но не на горячо любимой малой родине, а в Зеебюле - недалеко от Нольде, но на германской территории.

Колбасит его в это время по-черному — на выборах в 1928 году он мечется между коммунистами и нацистами. А в самом начале 1930-х гг. Нольде в одной из мюнхенских галерей видел такую сцену — эсэсовец высказался по поводу работ экспрессиониста Франца Марка, вызвав хозяина галереи: «Что это тут за живопись? Зачем вы выставляет этот хлам? Уберите немедленно. Мы больше не намерены терпеть подобные выставки. Выставляйте истинно германское искусство, иначе ваша галерея будет закрыта».

Нольде тогда обернулся  к своему приятелю и сказал: «Теперь я знаю мое будущее».

Тем не менее, в конце концов, он делает выбор и вступает в НСДАП.

Что его туда притащило? Ну, понятно, никто так много, как нацисты, не говорил о той самой национальной самоидентификации. Записавшись к ним, Нольде как бы стал самым настоящим немцем. Безусловно, его купила красота мифа о крови и почве — он же крестьянин в девятом поколении, художник, алкающий национальной традиции.

Не будем говорить, что эту традицию можно было алкать прямо противоположным нацистскому варианту образом, как это делал, скажем, Барлах, просто примем, как объяснение. Нольде в это время дошел до того, что стал говорить о приоритете немецкого искусства перед французским — это при том, сколько он оттуда взял. Ладно, хрен с ним, с Нольде. Что с него возьмешь — художник.

Беда подкралась с неожиданной для Нольде стороны — режим его не принял. Т.е. сначала внутри нацизма были заморочки в смысле принять экспрессионизм как истинно германское искусство в той его части, где экспрессионизм апеллирует к народности, средневековью и т.д., даже сам Геббельс выражал ему свои симпатии.

Все кончилось в 1937 году, когда Гитлер в своей речи на открытии Дома немецкого искусства в Мюнхене назвал экспрессионизм вместе со всеми остальными течениями авангардизма «дегенеративным искусством». И, персонально о Нольде: «Это немыслимо!». Нольде пытался как-то сопротивляться действительности. Даже писал доносы на бывших соратников в том смысле, что они евреи. Ничего не помогло.

И Нольде становится рекордсменом по количеству репрессий, свалившихся на него. Ну, понятно, его изгоняют с поста члена прусской Академии художеств, это как у и других таких же. Но на выставке «Дегенеративное искусство» его работа занимает одно из центральных мест.


Эмиль Нольде. Житие Христа

Но у него фантастическое количество изъятых из разных собраний работ — больше 1100. Часть из них была сожжена, часть, как ни странно, была по иску Нольде ему возвращена, часть — продана. И, самое необычное — я, во всяком случае, другой подобной истории не знаю — ему было запрещено заниматься профессией. С 1941 года исполнение этого запрета контролировало гестапо.

Нольде к тому времени уже многие годы практически безвылазно жил в Зеебюле. После запрета на профессию он перешел на малоформатные акварели. Совершенно фантастические по качеству. Тончайшие, но тем не менее, экспрессионистические.


Эмиль Нольде. Разноцветное небо над болотом

Не красить он был не в состоянии — из него перло. Но писать маслом он не мог — масляные краски слишком характерно пахнут, это может вспомнить любой, кто хоть раз был в мастерской нормального художника, не концептуалиста какого-нибудь жестикулирующего, в смысле. Эти работы он позже назвал ненаписанными картинами.


Эмиль Нольде. Анемоны 37

Кончилась война. Человечество забыло о национал-социалистических телодвижениях Нольде, оно воспринимало его как жертву. В 1950 году он получил премию Венецианского биеннале. В 1953 году правительство ФРГ  награждают его медалью «За заслуги в области науки и искусств».

Черт его знает. Мы же не принимаем во внимание политические взгляды, скажем, Леонардо да Винчи. А, с другой стороны, тогда не было тоталитарных идеологий. Короче, как относится к офигенному, но идеологически враждебному художнику, я не знаю. Последние его работы такие.


Эмиль Нольде. Вечернее море и черный пароход


Эмиль Нольде. Солнце в дымке


Эмиль Нольде. Пейзаж в красном свете

Бонусы


Эмиль Нольде. Танец вокруг золотого тельца


Эмиль Нольде. Положение во гроб


Эмиль Нольде. Мальчики-папуасы

Прямо перед Первой мировой войной Нольде совершил путешествие до Новой Гвинеи. Прикоснулся к той любимой авангардизмом архаике.


Эмиль Нольде. Св. Мария в Александрии


Эмиль Нольде. Тропическое солнце


Эмиль Нольде. Грозовые облака


Эмиль Нольде. Осенний вечер

 
Текст: Вадим Кругликов, adindex.ru












Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2020.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.