13.12.17
«Спаситель мира», «Игроки в карты», «Алжирские женщины»и эстетствующие бедуины
Самая дорогая картина в истории, Salvator Mundi, приписываемая заинтересованными людьми Леонардо да Винчи, продолжает будоражить — после того, как на аукционе Кристис она была куплена за 450 млн долларов, все задавали один вопрос — кем?..
12.12.17
Родился «Немецкий Билибин» Генрих Фогелер
12 декабря 1872 года в городе Бремене (Германская Империя) родился Иоган Генрих Фогелер, немецкий живописец, график, архитектор, дизайнер, педагог, писатель и коммунист, нашедший смерть в коммунистической стране. Представитель немецкого Югендстиля...
12.12.17
Как пол художника влияет на стоимость его творений
К грустным выводам пришла группа исследователей из Люксембурга. Они выяснили, что стоимость произведения искусства напрямую зависит от пола художника - работы мужчин оцениваются выше, чем женщин. «Они [мужчины] предпочитают считать женское искусство неполноценным», - считает профессор Роман Крауссль...


  • Завихрились небеса в «Русском Портрете»...
    Приглашаем всех на персональную выставку солнечного петербургского художника Анатолия Рыбкина «За калиткой небеса завихрились». Выставка проходит по адресу: улица Рылеева, 16, галерея «Русский Портрет». Телефон для справок: +7 (812) 272-59-31. С 11:00 до 20:00, кроме ПН...
    21.11.17
  • Персональная выставка Алексея Звегинцева в «Русском Портрете»
    Приглашаем на персональнцю выставку петербургского художника Алексея Звегинцева, открывающуюся 10 октября 2017 года в галерее «Русский Портрет». На выставке представлены работы разных лет, выполненные в жанре портрета и пейзажа. Адрес: ул. Рылеева, 16 с 11:00 до 20:00 ежедневно кроме ПН. Телефон для справок: +7 (812) 272-59-31...
    09.10.17
  • Гиперреализм Валерия Шишкина в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить, персональную выставку петербургского художника Валерия Шишкина, работающего в редком жанре гиперреализма. Вход бесплатный. Экспозиция открыта по адресу : ул. Рылеева, 16 с 11:00 до 20:00 ежедневно кроме ПН. Телефон для справок: +7 (812) 272-59-31...
    15.08.17

Элизабет Виже-Лебрен - восьмикратный академик живописи

07.10.17

элизабет виже-лебрен биография  французская живопись

Имя Элизабет Виже-Лебрен, сегодня известно немногим, хотя послe Рубенса более плодовитого художника в истории не было. Она написала более 600 портретов королей, королев и влиятельных особ конца ХVIII - начала ХIХ века. Чудом живописи Элизабет, да и ее самой не коснулась та кровавая эпоха войн и революций, в которой ей довелось жить...


Элизабет Виже-Лебрен. Автопортрет в соломенной шляпке, 1782.
Лондонская Национальная галерея.

Казалось, родившейся в 1755 году Мари-Луиз-Элизабет Виже суждена счастливая жизнь. Ее окружал Париж «галантного века» - столица моды, роскоши и развлечений, где творческому человеку было легче преуспеть и прославиться, чем в любом другом городе мира. Примером тому был ее отец Луи Виже, сын простого обойщика, ставший известным портретистом.

Девочка запомнила его добрым, веселым и чрезвычайно рассеянным. Однажды, собираясь на званый ужин, он вместо шляпы натянул ночной колпак. В его доме часто собирались гости - с раннего детства Элизабет довелось видеть и слышать Вольтера, Дидро, художника Греза, великого актера Тальма.
Мать, Жанна Мессен, не одобряла этих шумных посиделок, воспитывая дочь и ее младшего брата Этьена в строгости и благочестии. В шесть лет Элизабет отдали в католический пансион, где ею были недовольны - на уроках она рассеянно глядела в окно и рисовала в тетрадке все, что приходило в голову. Мать ругала ее, а отец был доволен: дочка унаследовала его талант!

В восемь лет она так похоже нарисовала зашедшего к ним с товаром булочника, что Луи твердо решил сделать из нее художницу. Неважно, что эта профессия считалась мужской - все больше француженок брали в свои нежные ручки кисть: кто ради моды, а кто и для заработка. Отец забрал Элизабет из пансиона и стал давать ей уроки мастерства.

Но продлилось это недолго: тяжелая болезнь унесла месье Виже в могилу, когда его дочери было всего двенадцать. Накоплений у семьи не осталось, и мать поспешила снова выйти замуж. Ее избранником стал придворный ювелир Лесевр, человек богатый, но чрезвычайно скупой. Даже самую скромную сумму Элизабет приходилось у него выпрашивать - а ей нужны были не только наряды и украшения, как всякой девушке, но и краски с холстами.

Вдобавок отчим не желал тратить деньги на такое «баловство», как занятия живописью. Друзья покойного отца Бриар и Дуайен согласились учить Элизабет бесплатно, а потом начали пристраивать ее работы на выставки. Скоро она уже рисовала вполне профессионально, а вдобавок ярко и празднично - ее картины как будто излучали свет.

Молва о «чудо-ребенке» облетела Париж, вельможи и их жены засыпали девочку заказами. Скоро на пороге ее дома появился королевский чиновник: пятнадцатилетняя художница не имела патента, поэтому на дверь ее мастерской торжественно навесили сургучную печать. Элизабет пришлось перебраться с мольбертом на чердак.

Элизабет Виже-ЛебренТеперь ювелир не возражал против увлечения падчерицы, неожиданно оказавшегося доходным, тем более когда она в 19 лет стала самым молодым членом Академии живописи. Он часто наблюдал за ее работой, не упуская случая поощрительно потрепать подросшую девушку по щечке или приобнять за талию.

К тому времени Элизабет, прежде тощая и нескладная, превратилась в настоящую красавицу: прекрасная фигура, круглое румяное лицо, каштановые кудри, которые она вопреки моде не желала прятать под париком. Заигрывания пожилого отчима были ей противны, хотелось избавиться от его надоевшей опеки и уехать в другие страны, к новым впечатлениям, богатству, славе.

Это можно было сделать, только выйдя замуж, что Элизабет и сделала, едва достигнув совершеннолетия. Ее избранником стал Жан-Батист Пьер Лебрен, посредственный художник, больше преуспевший в роли торговца картинами. Нет, она не влюбилась в него - скорее, почувствовала душевную близость с этим немолодым человеком, обожавшим живопись и путешествия.

При этом он был слабоволен, охотно поддаваясь любому пороку, будь то вино, женщины или карточная игра. Знакомые предостерегали Элизабет, а ювелир Эбер проворчал: «Лучше тебе повесить жернов на шею и прыгнуть в Сену, чем обвенчаться с Лебреном». Она ничего не слушала: главное - вырваться из родительского дома, а там посмотрим...

В 1776 году они обвенчались - тайно, ничего не сказав родителям девушки. Свадебным путешествием стала долгая поездка в Нидерланды, где Элизабет, носившая теперь фамилию Виже-Лебрен, не только любовалась сокровищами местных музеев, но и писала портреты местных богачей и даже будущего короля Виллема I.

По возвращении она пережила самое счастливое событие в своей личной жизни - рождение дочери Жюли. Вопреки тогдашнему обычаю, она старалась проводить с ребенком как можно больше времени, без устали рисовала ее и себя вместе с ней. Девочка, миловидная и ласковая как котенок, дарила ей то душевное тепло, которого она не видела ни в семье, ни в доме мужа.

Как только Элизабет стала получать за картины приличную плату, Лебрен бросил работу. Да, заказами ее обеспечили его связи, но ведь это она стояла за мольбертом по 10-12 часов в день, пока он проводил время в кабаках и игорных домах! Жан-Батист называл ее своей Галатеей, но в кругу собутыльников употреблял другой эпитет - «дойная корова».

Отношения супругов становились все более прохладными, и после пяти лет брака Виже-Лебрен с дочкой поселилась отдельно. К тому времени она стала любимицей парижской знати, обойдя по популярности своих наставников. Вычурные изломы рококо уступили место сельской простоте в духе Руссо, и картины Виже-Лебрен с их здоровой красотой «попали в струю».

Написав портреты нескольких министров, она удостоилась приглашения от самой Марии Антуанетты. Молодая королева, ровесница Элизабет, обожала развлечения и новые знакомства, и художница стала ее очередной игрушкой. Став личной портретисткой Антуанетты, она изображала свою покровительницу в самых разных обличьях, а кроме того играла с ней в четыре руки на клавесине, путешествовала и чуть ли не спала в одной постели.

В то время это не считалось чем-то неприличным, но молва поспешила обвинить их в порочной связи.  Анонимные памфлеты изображали весь Версаль царством порока, а королеву - новой Мессалиной, хотя она свято хранила верность мужу Людовику XVI. В своих мемуарах Виже-Лебрен с восхищением отзывалась не только о красоте коронованной подруги, но и о ее моральных качествах.

Впрочем, она, в отличие от многих современников, хвалила почти всех, с кем ей доводилось общаться. Конечно, ей можно поставить в вину использование дружбы с королевой в личных целях. В 1783 году Элизабет стала академиком Королевской академии художеств, что дало ей возможность продать многие работы Версальскому дворцу.

Коллеги-завистники негодовали; особенно старалась некая Аделаида Лабиль-Гийяр, считавшая, что Виже-Лебрен нахально отобрала у нее место лучшей художницы Франции. Ее стараниями по Парижу распространялись сплетни о романе Элизабет с министром финансов графом Калонном. В 1789 году была предана гласности фальшивая переписка любовников, в которой они всячески издевались над королевской семьей.

В результате скандала Калонну пришлось покинуть свой пост, а Мария Антуанетта отказалась видеть свою любимицу. Пока художница страдала от людского коварства, восставшие парижане взяли штурмом Бастилию. Поначалу революция не слишком напугала Элизабет, но ей до боли хотелось развеяться где-нибудь в далеких краях, и она приняла приглашение французского посла в Риме посетить достопримечательности Вечного города.

В день, когда она пересекла границу, толпа захватила в Версале короля и королеву. Виже-Лебрен больше никогда не увидела свою покровительницу, сложившую голову на гильотине, а ее заграничное турне затянулось на долгих 12 лет. Из Рима художница отправилась в Неаполь, где в нее влюбился английский граф Бристоль.

Он заказал ей свой портрет, а потом попытался купить и художницу. Элизабет отшутилась - похоже, она так и осталась равнодушна к мужской любви. Устав от итальянских красот, она собиралась вернуться домой, но узнала, что ее имя внесено в списки контр-революционеров, которые в случае появления во Франции подлежали аресту и суду. Муж, оставшийся в Париже, ничего не сделал для ее оправдания, зато регулярно просил у нее денег.

В конце концов она возмутилась: «Продавая картины, я заработала миллион, а за границу уехала с двадцатью франками в кармане - все остальное он проиграл!» Столкнувшись с отказом прежде покорной жены, Лебрен подал на развод и тут же женился на молоденькой любовнице. А Элизабет отправилась через Вену в Петербург, где осели многие французские эмигранты.

В июле 1795 года она прибыла в русскую столицу. Россия, где ей предстояло провести целых шесть лет, сразу произвела на нее большое впечатление. Верная своей привычке находить в людях хорошее, она писала в мемуарах:

«Простые люди в России добросердечны, но ведут себя с достоинством. Я никогда не видела здесь пьяных... Большинство русских питаются картошкой с хлебом и чесноком, поэтому ужасно воняют, хотя каждую субботу ходят в баню. Они умны и сообразительны, легко учатся все ремеслам и даже добиваются успехов в искусстве...
Русский народ в целом честен и порядочен по натуре. В Петербурге или Москве не знают не только тяжких преступлений, но и воровства. Эта особенность удивительна для людей, едва вышедших за грань варварства, и многие приписывают ее влиянию крепостного права. Я же более склонна объяснять ее крайней религиозностью русских».


Подобные пассажи говорят об одном: с русским народом мадам Виже-Лебрен не общалась. Ей вполне хватало представителей аристократии, среди которых она завела много друзей. Она с восторгом писала об «открытых обедах», на которые русские аристократы приглашали всех желающих: это позволяло небогатому иностранцу месяцами не тратиться на еду.

Среди ее новых знакомых были граф Александр Строганов, ученый и меценат, и молодая княгиня Екатерина Долгорукая, которую Элизабет назвала «женщиной с самой идеальной фигурой из всех, виденных мной». Другой подругой художницы стала жена царевича Александра Елизавета Алексеевна.

Общение с «молодым двором» вызвало ревность стареющей императрицы Екатерины II, подогретую ее фаворитом Платоном Зубовым. Как-то он насплетничал ей: «Вот, государыня, у госпожи Лебрен тоже свой двор, к ней побольше народу ездит, чем к вам...» После таких слов Екатерина приняла иностранку с холодной вежливостью и позаботилась скорее удалить ее из Царского Села.

Виже-Лебрен писала: «Она, похоже, не могла понять, что люди посещают художника, чтобы позировать ему». К ней и правда выстроилась очередь знатнейших русских вельмож: Строгановы, Куракины, Трубецкие. Особенно тесно она общалась с последним польским королем Станиславом Понятовским, жившим в изгнании в Петербурге.

Он так часто приезжал к ней, что однажды она, занятая с другим заказчиком, не выдержала: «Скажите ему, что меня нет дома!» Услышав эту фразу, король в негодовании уехал, но потом простил художницу. Однажды она заметила, что он плохо выглядит, и посоветовала ему поберечь здоровье. «Ах, бросьте!» - отмахнулся Понятовский и потянулся к бокалу с шампанским, до которого был большим охотником.

На другой день с ним случился апоплексический удар. Конечно, Виже-Лебрен приписывали роман и с ним, но она держалась стойко: «Мы просто друзья». Скрывая свои сердечные увлечения, Элизабет заботилась прежде всего о репутации обожаемой дочери - ничто не должно помешать удачному замужеству Жюли!

Но судьба сыграла с ней злую шутку: однажды дочка, которой уже исполнилось двадцать, сбежала из дома с нищим и безродным секретарем театрального комитета Гаэтаном Нигрисом. Художница собиралась заявить в полицию, но потом вспомнила, что когда-то сама поступила также, и простила молодых. Теперь ее расходы возросли вдвое - пришлось содержать не только дочь, но и зятя.

Сменивший Екатерину Павел I посулил Элизбет большую сумму за написание громадной панорамы Москвы с Воробьевых гор. Художница никогда не писала таких больших полотен, да и вообще пейзажи ей не слишком удавались, но она храбро взялась за работу. Окончить ее не удалось - Павел был убит заговорщиками, на трон взошел Александр.

«Я никогда не поверю участию императора в таком ужасном деле, как убийство отца!» - писала она, опять думая о людях лучше, чем они есть. В 1802 году она решила вернуться на родину, где к власти пришел Наполеон. По дороге домой в Берлине она остановилась у прусского короля Фридриха Вильгельма, заказавшего ей портрет и в благодарность за него сделавшего ее членом очередной Академии (всего она была членом восьми академий, включая Российскую Академию художеств).

В Париже прием был более прохладным: император не жаловал гостью из враждебной России, позабывшие ее «столпы общества» не спешили заказывать портреты. Вдобавок муж прибрал к рукам ее дом, где и разместился с новой семьей. Помыкавшись без денег, Виже-Лебрен снова уехала за границу - на этот раз в Англию.

Эта страна, в отличие от прочих, не очень понравилась ей. Она похвалила богатство английских музеев и вкусный чай, но отрицательно отозвалась о грубости англичан, грязи лондонских улиц и отвратительном климате. портрет мадам де СтальТем не менее заказов у нее было достаточно, и в Париж она вернулась только семь лет спустя.

К тому времени Наполеон уже стал императором и начал вместе со своими придворными окружать себя роскошью. Вспомнив про Элизабет, он лично пригласил ее в Париж и поселил в загородном дворце Марли. Художнице уже перевалило за пятьдесят, и она не могла работать также активно, как прежде, но создала еще немало портретов - среди ее моделей были сестра Наполеона Каролина и знаменитая мадам де Сталь, рисовать которую она специально ездила в Швейцарию.

Последней ее работой стал портрет некоей мадам де Ривьер, написанный в 1822 году. В мемуарах она дотошно перечислила свои произведения: 662 портрета, 200 пейзажей и 15 картин исторического содержания. Мало кто из живописцев со времен Рубенса мог похвастаться такой плодовитостью.

Ее медленное угасание было долгим и печальным. Картины принесли ей маленькое имение недалеко от столицы, куда по-прежнему приезжали гости - уже не позировать, а послушать воспоминания хозяйки о казавшемся уже древней историей «галантном веке». Там же поселились вернувшиеся из России дочь с зятем.

Заходил в гости Этьен, ставший известным актером. Приезжал и бывший муж - Элизабет по доброте простила его и даже заплатила его немалые долги, получив взамен родительский дом в Париже на улице Сен-Мари-Роз. В1813 году Лебрен умер, а шесть лет спустя художницу покинул самый дорогой человек - Жюли.

Чтобы постоянно навещать ее могилу, Элизабет перебралась в столицу. Кругом бурлила жизнь, одна революция следовала за другой, а высокой старухе, закутанной в черную шаль, не было до этого никакого дела. Ее маршруты были неизменными: церковь, кладбище, пара-тройка торговцев картинами. А потом - домой, где ее окружали призраки прошлого, блестящие кавалеры и дамы.

За ней ухаживала молодая служанка, которую она пыталась научить рисовать - но кисть так дрожала в ее руке, что уроки пришлось прекратить. Ее утешали только визиты гостей из далекой России - там, в отличие от Франции, ее по-прежнему помнили и любили. Одна из русских гостей уговорила Виже-Лебрен написать мемуары, чтобы драгоценные детали прошлого не исчезли с ее смертью.

Художница взялась за дело также добросовестно, как прежде за создание картин. Объемистая книга вышла в свет в 1837 году и вызвала большой интерес читателей. Совсем недавно часть ее, касающаяся России, издана по-русски, и теперь все желающие могут убедиться, каким зорким, пытливым и, главное, доброжелательным наблюдателем была Элизабет. Следами ее пребывания в России остались многочисленные портреты, рассеянные теперь по императорским дворцам и аристократическим домам. 

Она умерла 30 марта 1842 года от атеросклероза. За гробом шли служанка, племянница и несколько пожилых поклонников ее творчества. Прошло еще немало лет, прежде чем Виже-Лебрен отвели достойное место в истории живописи. Но место в ряду тех, кто своим искусством внушал людям добрые чувства, оставалось за ней всегда. 
Источник: pro-france.com










Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2017.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.