18.11.18
Луи Дагер, великий прадедушка современного фото
Веками все созданное, открытое и пережитое человечеством было известно по рассказам и картинам. Пока 18 ноября 1787года не родился Луи Дагер, благодаря которому мир вступил в эпоху документалистики. Он изобрел фотографию, лишив художников монополии на реальность...
17.11.18
Глава русского отдела «Сотбис»: «Жизнь мне напоминает гигантский рынок»
28 ноября аукционный дом «Сотбис» проведет в Лондоне распродажу коллекции Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Собрание (более 300 лотов) оценивается в 3,5 миллиона фунтов стерлингов. О предстоящих торгах и не только рассказывает Джоанной Викери, глава департамента русского искусства «Сотбис...
14.11.18
Российские аукционы: как ими дирижировать
В ожидании русских торгов в Лондоне московский аукционист Алексей Зайцев рассказывает о специфике профессии и особенностях местных продавцов и покупателей...


  • Временное изменение режима работы салона «Русский Портрет»
    Дорогие друзья! В связи с предстоящей экспедицией части сотрудников салона «Русский Портрет» в Латинскую Америку, мы немного изменяем режим работы. Изменения будут действовать с 20 ноября по 16 декабря 2018 года включительно...
    18.11.18
  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18

Агония совриска

13.05.15
совриск 56 венецианская биеннале

У Александра Кана, «культурного» обозревателя Русской службы ВВС,  осталось весьма пессимистичное впечатление от трёхдневного хождения по павильонам 56 Венецианской биеннале - ощущение перепроизводства и ненужности так называемого «современного искусства», неоригинального и политизированного...




Искусство Сары Лукас, составившее содержание британского павильона, давно утратило свою шокирующую новизну и вызывает скорее чувство смущения и недоумения.
Ж*** со вставленной сигаретой - удачная аллегория вырожденческого совриска...

Общее впечатление — перенасыщенность и потому усталость. Перенасыщенность еще десяток-другой лет назад казавшимися столь свежими и новыми коллажами, редимейд-объектами, инсталляциями заставляет уныло брести мимо все этого кажущегося себе ультра-современным, но на самом деле уже безнадежно устаревшего искусства.

Перепроизводство искусства. Такая почти марксистская терминология постоянно крутилась у меня в голове в течение трех дней безостановочного броуновского движения по павильонам, выставочным залам, дворцам, улицам и каналам Венеции.

Тем более что марксизм неожиданно вновь всплыл на поверхность. В центральном павильоне стартовало растянутое на все пять месяцев чтение трех томов марксового "Капитала".

Само действо скорее напоминало то ли хэппенинг в духе давно отошедших в безвозвратное прошлое революционных 60-х, то ли древнюю восточную медитацию - на связь с сикхской традицией намекал придумавший всю затею главный куратор биеннале-2015 нигериец Окуи Энвезор.

В перерывах искусствоведы, философы и теоретики пытались вернуть марксистскую теорию в современный культурно-идеологический дискурс, но затеять живую актуальную дискуссию им не удавалось — публика, забредя в центральный зал и лениво послушав несколько минут "умного" разговора, двигалась дальше.

И то верно. Смотреть вокруг столько, что позволить себе застрять в одном месте больше, чем на четверть часа невозможно — все упустишь.

Впрочем, немалую часть упустишь все равно — как ни старайся, как ни спеши, как ни суетись — увидеть все за три-четыре дня превью просто невозможно. На входе в Жардини и в Арсенале, где размещены основные павильоны, тебя нагружают горой каталогов, брошюр, буклетов, карт, гидов.

Сумка мгновенно тяжелеет, разбухает. Сначала пытаешься добросовестно во всем этом разобраться, потом отчаянно машешь рукой и решаешь положиться на советы коллег — где кто что видел.

Но и это помогает не всегда. И не только потому, что на вкус и цвет товарищей нет. Публика на превью профессиональная, а потому не беспристрастная — у каждого свои накопленные десятилетиями связи, сложившиеся отношения, и каждый совет-рекомендацию нужно непременно пропускать сквозь фильтр личности советчика.

Очарования и разочарования

Общее впечатление — перенасыщенность и потому усталость. Перенасыщенность еще десяток-другой лет назад казавшимися столь свежими и новыми коллажами, редимейд-объектами, инсталляциями заставляет уныло брести мимо все этого кажущегося себе ультра-современным, но на самом деле уже безнадежно устаревшего искусства.

Примерно такие ощущения я испытывал, бродя по британскому павильону, отданному в этом году enfant terrible британского искусства Саре Лукас. Впрочем, в свои 53 она давно уже не enfant и даже не Young British Artist — именно так называлось объединение молодых радикалов, ворвавшихся в художественную жизнь 20 лет назад благодаря полностью оправдавшей своей название выставке "Сенсация" в Королевской академии художеств.

С тех пор и Трейси Эмин со своей неприбранной кроватью, и Дэмиен Херст с акулами в формалине, и братья Чэпман с фигурками детей с лицами-гениталиями вошли в историю шокового искусства. Только вот сила шока в новизне. И когда спустя четверть века Сара Лукас в национальном павильоне свой страны вновь показывает скульптуру нижней части человеческого тела с сигаретой в анальном отверстии, вместо шока испытываешь недоумение и смущение.



Японец Тецуя Исида — один из немногих художников на биеннале, работающих в старой доброй живописи, но способный передать то же тревожное отчаяние от пугающе бесчеловечного современного мира

Сам всю жизнь проповедуя и отстаивая "новое искусство", я вдруг ощутил неожиданную для себя ностальгию: бог мой, да ведь здесь во всем этом море разливанном объектов и инсталляций практически не встретишь доброй старой живописи! Не потому ли столь тронули меня картины японца Тецуя Исида — то же тревожное отчаяние от пугающе бесчеловечного современного мира, но переданное традиционным маслом на холсте?

Впрочем, иногда и нестандартная техника дает очень впечатляющие результаты. Я застыл в восхищении в павильоне Сербии, который был полностью отдан художнику Ивану Грубанову и его инсталляции United Dead Nations. Русский перевод — Организация Мертвых Наций — не передает образной емкости английского.

В пустом зале — скомканные в неопрятные кучи и превращенные в грязные разорванные тряпки флаги умерших государств. На белых стенах белым барельефом - названия этих самых государств с датой их рождения и смерти: Союз Советских Социалистических республик (1922-1991); Социалистическая Федеративная Республика Югославия (1945-1992); Германская Демократическая Республика (1949-1989); Оттоманская империя (1299-1992); Объединенная Арабская Республика (1958-1971) и так далее. Все предельно лаконично, но как выразительно! Тем более что и на самом павильоне торжественно красуется название несуществующего государства "Югославия", и лишь сбоку робко и куда менее заметно примостилось слово "Сербия".

В польском павильоне на всю стену — огромный выгнутый экран, на котором происходит странное действо: в тропической деревне среди местных жителей разыгрывается профессионально поставленная и спетая польская опера.

Вдохновленные классическим фильмом Вима Вендерса "Фицкарральдо", живущие в Америке польские художники Кристиан Томашевски (он известен под именем C.T. Jasper) и Иоанна Малиновска решили, как и безумец Фицкарральдо в исполнении не меньшего безумца Клауса Кински, привезти оперу в тропики.

Оказалось, что на Гаити есть крохотная деревушка Казале, населенная потомками поляков. Предки их в начале XIX века входили в состав наполеоновской армии и были отправлены императором на подавление восстания рабов.

Однако они решили перейти на сторону повстанцев, и после победы Гаитянской революции в 1804 году новая власть, несмотря на ненависть к белым колонизаторам, даровала полякам звание "почетных черных граждан" вновь образованного независимого государства — кстати, лишь второго после США на американском континенте.

За минувшие два столетия они, конечно же, ассимилировались с местными жителями. Но, как выяснилось, не совсем. Многие называют себя "Le Polone", а кое-кто носит даже пусть уже почти креольские, но сохранившие польскую основу имена.

Именно для этих людей и их друзей и соседей С.Т. Джаспер и Иоанна Малиновска привезли из Познаньского оперного театра пятерых солистов, которые в сопровождении музыкантов из столицы Гаити Порт-о-Пренс исполнили прямо посреди деревни провозглашенную "национальной польской оперой" оперу "Галька" польского композитора XIX века Станислава Монюшко — в соответствующих костюмах.

Завораживающее зрелище ставит множество вопросов о национальной идентичности, о зыбкости и прочности национальной культуры, о глобальных связях, вовсе не обязательно обозначающих унылую однородность интернационального искусства.

Крохотное островное государство Тувалу населяют менее 10 тысяч человек — в одном квартале крупного города жителей больше. Никакой своей особой культуры и искусства, кроме традиционного танца, там нет, но и тувалийцам захотелось поучаствовать в биеннале.

Найденное решение — разместить в отведенном им помещении бассейны, подчеркивающее жизнь на воде, столь родственную венецианской, - оказалось пусть и наивно прямолинейным, но на удивление эффектным.

Ну и, наконец, не могу не упомянуть проект, по своей концептуальному радикализму выглядящий как прямой родственник знаменитой композиции "4:33" - музыки молчания Джона Кейджа. Проект называется "Под волнами", и автор его — живущий в Австрии иранец Адам де Неж поместил свои работы в четыре водонепроницаемых кофра, которые были погружены на дно моря в четырех точках вокруг эпицентра биеннале — парка Жардини.

Желающие могли зарезервировать для себя место в регулярно отправляющемся в плавание над местами затопления катере и, остановившись над каждой из четырех точек, созерцать водную толщу над затопленными и потому невидимыми работами и размышлять о бренности или, наоборот, вечности искусства.

Российский павильон

Третий год подряд комиссаром российского павильона остается Стелла Кесаева, основатель и глава сначала галереи Stella Art, а затем и фонда Stella Art Foundation. Неизбежно сократившееся в нынешней кризисной для России ситуации государственное финансирование не помешало фонду - во многом благодаря поддержке мужа Игоря Кесаева и возглавляемой им группы компаний "Меркурий" — сохранить высокий презентационный уровень российского павильона и последовательно выбранную линию (по формулировке самой Стеллы Кесаевой) "вписывания нашего русского искусства в западные рамки восприятия".

Вслед за Андреем Монастырским в 2011 и Вадимом Захаровым в 2013 в нынешнем 2015 году представлять Россию в Венецию был призван еще один художник московского концептуализма - Ирина Нахова. Куратором была приглашена теоретик и хроникер течения, живущая с 1975 года в Нью-Йорке Маргарита Тупицына.

Работа Наховой названа "Зеленый павильон". Это и возвращение к исходно зеленому цвету построенного еще в 1914 году Алексеем Щусевым (автором Мавзолея Ленина) российского павильона, и продолжение характерной для московского концептуализма идейно-философской нагрузки цвета. Достаточно сказать, что в 1993 году, на первой постсоветский биеннале, Илья Кабаков сделал "Красный павильон".



Для Ирины Наховой, как и для других художников московского концептуализма, цвет несет идейно-философскую нагрузку

И если для Кабакова красный цвет был отражением цвета составляющей фактуру его творчества советской жизни, то зелень для Наховой — это природа.

Отдельные элементы многозальной экспозиции двухэтажного павильона выглядят невероятно впечатляюще: огромная, на всю комнату, голова с живыми вращающимися глазами и в авиашлеме — прямо как богатырь из пушкинского "Руслана и Людмилы"; видеоинсталляция "Червь истории", где над головой то открывающееся, то вновь скрывающееся небо, под ногами сквозь прозрачный пол копошатся огромные черви, а по сторонам мы — советские, русские люди с такой знакомой и все еще близкой историей.


Голова с живыми вращающимися глазами - один из самых впечатляющих элементов российского павильона
И все же для меня все эти элементы — я не назвал еще и красно-зеленую комнату, и реставрацию инсталляции Наховой в московской доперестроечной коммуналке 1985 года — остались разрозненными и с трудом выстраивающимися в цельную концепцию.

И хотя ничего подобного смущению и неловкости, испытанными в соседнем британском павильоне Сары Лукас, здесь и близко не было, все же я никак не мог избавиться от сходного ощущения инерционности кураторского мышления.

Как и британцы со своими славными Young British Artists, не слишком ли — при всей художественной и исторической значимости московского концептуализма — зацикливаются организаторы российского павильона на этом направлении? Трудно поверить, что во всей стране и в русской диаспоре за ее пределами нет других, иных по способу мышления и видения художников, способных представить отличное от уже хорошо всем известного творческого метода этого круга.









  • «РУССКИЙ ПОРТРЕТ» на Рылеева, 16:
    Адрес: Санкт-Петербург, улица Рылеева, 16. Телефон: (812) 272 5931; E-mail: rp2001@mail.ru

    Режим работы: ВТ- ВС: с 11:00 до 20:00, ПН - выходной.
    ВНИМАНИЕ!!! Режим работы с 21.11 по 16.12.2018 с 12:00 до 19:00, ВС, ПН - выходные дни.
    20 ноября, 13, 14, 15,16 декабря САЛОН НЕ РАБОТАЕТ!!!
    подробнее

Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2018.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.