24.08.19
Лавиния Фонтана, эмансипированная художница Возрождения
24 августа 1552 года в Болонье родилась Лавиния Фонтана, видный представитель болонской школы живописи периода раннего барокко.Женщины той эпохи не допускались в классы Академии художеств, поэтому возможность получения художественного образования была только у женщин, родившихся в семьях художников...
22.08.19
Анри Картье-Брессон, мастер «решающего момента»
22 августа 1908 года на свет появился Анри Картье-Брессон, прославившийся как непревзойденный мастер репортажной съемки, идеолог «решающего момента» в фотографии, т.е. умения нажать на спуск камеры на пике эмоций, чтобы затем передать их зрителю через снимок...
22.08.19
Невероятная Лени Рифеншталь
22 августа 1902 года родилась Хелена Берта Амелия Рифеншталь, одарённость которой до сих пор продолжает поражать. За что бы она ни бралась в своей жизни — во всём добивалась головокружительных успехов. Но насколько успешна она была, настолько же поразительна её судьба, наполненная невероятными поворотами. Вот всего лишь несколько фактов из её биографии...


  • Авторские туры в Нормандию: Руан - город пламенеющей готики
    Побродить по старинным улочкам Руана, полюбоваться его уносящимися ввысь шпилями соборов, пропитаться духом времен, глядя на прекрасно сохранившиеся разноликие фахверки, мы сможем в нашем Авторском туре по Нормандии летом будущего года...
    25.08.19
  • Не пропустить рождественскую сказку в Эльзасе!
    Приглашаем вас побывать в Рождественской Сказке в Краю Рыцарей и Виноделов вместе с Инессой Платоновой и клубом «Авторские Туры» в декабре этого года. Рождественские ярмарки и распродажи, весёлые народные праздники и гулянья; знакомство с винодельческой и кулинарной традициями региона!..
    24.08.19
  • Авторский тур в Перу. Альтиплано. Высота 4910 метров над у.м.
    Вспомнился что-то наш героический переход в Андах по высокогорному альтиплано, обширному плато в Андах, испещрённому вулканами. Переход был осуществлён нашей группой в декабре 2016 года в авторском туре «Перу «Легенды Империи Инков». Тогда мы много повидали в путешествии, длящемся 23 дня...
    22.08.19

Андрей Макаревич и Андрей Белле отвечают на вопросы

24.02.08

22 февраля 2008 года в Строгановском дворце Русского музея состоялось открытие совместной выставки  мэтра отечественного рока Андрея Макаревича и известного питерского художника Андрея Белле «Анатомия памяти».

 На предшествующем открытию выставки брифинге, в качестве приглашенных, присутствовали руководители  художественных салонов «Русский портрет» Инесса Платонова и Александр Гейнрихс.

После вступительного слова заведующего отделом современного искусства и художественной критики Государственного Русского музея Александра  Боровского на вопросы присутствующих ответили Андрей Макаревич и Андрей Белле.

Ниже приводится расшифровка записи брифинга. Для простоты и краткости изложения мы не указывали фамилий присутствующих журналистов и наименований СМИ, от которых они были аккредитованы, а писали просто ЖУРНАЛИСТ.

Тем более, что брифинг проходил в столь приватной обстановке, что задающие вопросы, как правило, не представлялись…


А. Белле: На самом деле то, что мы хотели вербально добавить к этим работам, мы сделали в письменном виде в каталоге. Это можно взять и почитать.

Журналист (смущенно): В каталоге ничего нет...

А. Макаревич: тогда придется без каталога рассказать. Если есть, что.
 
Журналист: Как сказал господин Боровский, Вы нырнули во время. Отличаются  ли как-то российские лица того времени от Российских лиц сегодня?

А. Макаревич: Вы знаете - ровно настолько, насколько американские лица того времени отличаются от американских лиц сегодняшних. Так же, как меняется интонация, как меняется одежда, как меняется состав воздуха вокруг нас. И это видно. Меня всегда поражало - вот показывают иногда кусок хроники, и людишки вот такие, какой-нибудь очень общий план, и ты даже не успеваешь заметить, в чем они одеты, - а уже сразу понимаешь: 60-е годы. За счет чего, как…? Какой-то аромат. Аромат времени.

Журналист:  Эту выставку здесь сравнивали с ныряньем. А Вы назвали ее  «Анатомия...». Где все-таки мы? На глубине или в прозекторской?

А. Белле: на глубине, в прозекторской! (смеется)

А. Макаревич: Здесь, слава Богу, нет патологоанатомов и мы не в прозекторской. Нашей задачей было, если не разгадать, то, по крайней мере, дать почувствовать загадку времени. А что касается ныряния, то это просто красивая броская метафора.

Журналист: Ваша работа всегда была удачной сразу же, или Вы спорили?

А. Белле: Спорили, да еще как.

А. Макаревич: Дело в том, что мы довольно часто выставлялись вместе, у нас были "выставки на двоих", но мы никогда в две руки ничего не делали. И это был первый опыт, где, как всегда, наталкиваешься  на подводные  камни. Потому что, могу Вам сказать, мы оба -  люди с ярко выраженными индивидуальностями, оба привыкли командовать, оба очень не любим уступать, и, вобщем, не очень любим советоваться. Поэтому, приходилось в оперативном порядке решать эти вопросы.

Журналист: Скажите, а как отличить руку одного из Вас от другого?

А. Макаревич, А. Белле (дружно мотают головами): Никак!!

А. Белле: Мы настолько все делали вместе, что отличить невозможно, даже я не отличу.

Журналист: А как проходил выбор фотографий для этой выставки? Из Вашей коллекции?

А. Белле: Это было самое сложное.

А. Макаревич: Выбирание, рассматривание, советование...

Журналист: Может быть, Вы на какой-нибудь картине остановитесь? Расскажете о замысле?

А. Белле: О замысле рассказывать - это дело искусствоведов.

А. Макаревич:  О замысле мы недавно рассказывали, и все это можно прочитать в каталоге.

А. Белле: А вот узнать, что Вы чувствуете, - это уже наша задача.

Журналист: Вы изучали биографии  кого-нибудь,  кто изображен на этих фотографиях?

А. Макаревич, А. Белле: Нет.

Журналист: А откуда, если не секрет, фотографии?

А. Макаревич: Из разных подборок. Я, например, нашел в одной антикварной лавочке целый чемодан каким-то образом уцелевших маленьких фотографий. Такое ощущение, что началась революция, и за ними не пришли. Это была только часть работ.

А. Белле: А у меня очень большой архив. Я уже давно собираю старое фото. И все это было перелопачено.

Журналист: А  Вы не пытались узнать, кто на этих снимках?

А. Белле: Мы уже говорили - нам это не интересно.

А. Макаревич: Нам важна не судьба тех, кто изображен на этих снимках, а приметы того времени, его запах...

Журналист: Планируете ли Вы еще совместные проекты?
А. Макаревич: Планируем. Только мы привыкли так: сначала поставить точку в одном каком-то деле, а потом приниматься за следующее. Суть в том, что в апреле эта выставка будет показана в Третьяковке, а вот потом...

Журналист: Сколько времени Вы потратили, чтобы сделать эту выставку?

А. Макаревич: Довольно долго.

Журналист: Месяц, год?

А. Макаревич: Нет, не год. За лето мы все это сделали.

Журналист: Вы сами отчасти чувствуете себя героем того времени, стали ли лучше его понимать?

А. Макаревич: Мне кажется, что мы сами заставили себя чувствовать его сильней, чем обычно. Потому что этим делом увлекаешься...

Журналист: А эти картины для Вас все-таки больше в миноре или в мажоре?
А. Макаревич: Для меня лично -  это все-таки очень светлая музыка. Старая, но светлая... Для меня ничем похоронным от неё не несет.

Журналист: Вот Вы сказали, что не знаете людей с этих фотография. А есть ли в вашей коллекции люди действительно знаменитые?

А. Белле: Да, у меня есть, например, фото академика Павлова с его личной подписью, за операционным столом, в операционном халате...

А. Гейнрихс: как вообще может быть назван этот новый, изобретенный Вами жанр искусства?

А. Макаревич,  А. Белле (мотают головами): это вопрос к искусствоведам, ближе всего это, наверно,  к смешанной технике.

А. Гейнрихс: Для себя Вы как его называете?

А. Макаревич: Никак, зачем как-то называть?

Журналист: Как все-таки Вы работаете вместе?

А. Макаревич: Вот там, в каталоге на титульном листе есть фотография, которая очень точно передает процесс. Мы были с ног до головы в краске... дело в том, что эта техника когда-то требует большого времени, а когда-то что-то решается за секунды. И вот здесь, и 4-х рук бывает мало... Но это я уже лезу в технологию.

А. Гейнрихс: Андрей,  будете ли Вы  дальше продолжать этот проект? Я имею в виду технику, технологию.

А. Макаревич:  Проект - нет. Технику, технологию будем развивать (улыбается)

А. Белле: У нас уже есть кое-какие идеи.
А. Макаревич:  Ну, очень хорошие... Я, на самом деле, не дождусь, когда мы сможем за это взяться...

А. Гейнрихс: Намекните хотя бы….

А. Макаревич: Нет...  Я думаю, это будет забавно...

А. Гейнрихс: Сколько ждать?..

А. Макаревич: Я думаю, закончится выставка в Третьяковке в мае. В мае, наверно, и начнем.
Журналист: Вам не показалось, все же, что раньше Россию населяли более красивые люди, чем сейчас?

А. Макаревич: Знаете, было бы опасно по 12, а может быть даже по 120  фото судить обо всем населении России столетней давности. Я думаю, что были и красивые и уродливые люди...

А. Белле: Естественно, что произошел некий отбор, но я думаю, что все восстанавливается. Медленнее, чем хотелось бы. Я думаю, что все восстановится.

И. Платонова:  А в свете того, что Вы окунулись в прошлые времена, Вам все-таки больше нравится ощущать себя современниками?

А. Макаревич: Вы знаете, выбора такого никто не дает. Мы все равно живем сегодня и работаем сегодня. Так что можешь хотеть полететь на Марс... (пожимает плечами)

И. Платонова: Не бледно выглядит современность в связи с этим сравнением?

А. Макаревич: Нет, нет, просто это разные вещи...

А. Гейнрихс: Андрей, а на вашем творчестве, как музыканта, как исполнителя, этот совместный с Андреем Белле проект как-то сказался?

А. Макаревич: Никак. Это совершенно разные плоскости.

Журналист: А вы использовали какие-нибудь новые инструменты, ноу-хау.

А. Макаревич, А. Белле: Конечно, но не расскажем ...  (смеются) и спасибо всем  за вопросы...

Фоторепортаж можно посмотреть здесь.

 

Все права защищены. При перепечатке ссылка на "Русский портрет" обязательна.

Copyrights © 2008 "Русский портрет".











Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.