20.02.19
Скульптуры Эрнста Неизвестного могут выкинуть на улицу из-за судебного спора
Вдова Эрнста Неизвестного, одного из самых знаменитых русских художников и скульпторов ХХ века, рассказала, что его произведения, хранящиеся в доме на Шелтер-Айленде, в скульптурном парке на Лонг-Айленде и в мастерской в нью-йоркском Сохо, оказались под угрозой из-за судебного спора вокруг его завещания...
20.02.19
Михай Мункачи: от провинциального плотника до столичного мэтра
20 февраля 1844 года в семье выходцев из Баварии родился знаменитый венгерский художник Михай Мункачи — фигура особая, неоднозначная и вместе с тем интересная. Для своих соотечественников Мункачи — великий мастер венгерского реализма и картин исторического жанра...
18.02.19
Охранять Третьяковскую галерею теперь будут стрельцы
Гром грянул, и баба перекрестилась... Новую охранную систему «Стрелец-Часовой» установили в ГТГ. На усиление мер безопасности Зельфира Трегулова пошла после инцидента с похищением картины Архипа Куинджи и в преддверии ближайших крупных выставок Эдварда Мунка и Ильи Репина...


  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18
  • Онлайн-выставка Евгения Марышева «Монады» на сайте «Русского Портрета»
    Скульптор, живописец и график в одном лице — это Евгений Фёдорович Марышев. Он известен и в России и за рубежом, а его творчество — уникальное явление в культурной жизни Санкт-Петербурга. На нашей выставке мы представляем лишь незначительную часть его многогранного наследия - малую серию «Монады», созданную в период с 1994 по1996 год...
    30.03.18

Михаил Каменский о рынке русского искусства

26.12.10

Русское искусство

В интервью изданию Infox Михаил Каменский, генеральный директор «Сотбис Россия», рассказывает о смещении акцентов на рынке русского искусства и о его инвестиционном потенциале…


— Каковы Ваши прогнозы на русское искусство? Можно ли проследить тенденции?

— Рынок русского искусства неоднороден по своему составу и качеству. До 2007 года наши соотечественники предпочитали покупать художников XIX — начала XX века. С 2008 года отмечен новый тренд: импрессионисты, европейский модернизм первой трети XX века, современное искусство.

Это не значит, что русское искусство ушло в тень, просто наряду с ним русские покупатели стали активно интересоваться всем многообразием художественного наследия прошлого века. Акценты сместились.

Интерьерное, декоративно привлекательное искусство русских авторов второго ряда сместилось в нижний ценовой диапазон, но качественные работы крупных русских мастеров конца XIX — первой половины XX века, которых очень мало на рынке, по-прежнему стоят сотни тысяч долларов.

В силу того, что музеи в течение 70 лет советской власти имели монополию на покупку, все лучшие вещи оказались на музейных стенах. Редкие работы крупных мастеров советского периода, оставшиеся в частных руках, выходя на рынок, привлекают наибольшее внимание, и стоят миллионы.

В особой моде искусство 30−х годов. Если на аукцион попадают важные работы крупнейших авторов того периода Александра Дейнеки, Юрия Пименова, Александра Самохвалова, то за них идёт упорный торг.

— А Западу интересно русское классическое искусство конца XIX века?

— Оно востребовано только русскими. Ни в одном западном музее нет системного собрания русского искусства, за исключением работ русского авангарда, да небольших собраний современного искусства. Поэтому имена русских академиков для западных коллекционеров ничего не значат. 99% покупателей русского искусства на аукционах — наши соотечественники или русские эмигранты.

— А Востоку, стремительно богатеющим китайцам, например?

— На сегодняшний день китайские покупатели на русском рынке не играют, их интерес — европейское искусство: и современное, и старое. Но я полагаю, что китайцы скоро возникнут и на рынке русского искусства потому, что воспитаны они на образцах русских и советских мастеров, и у них в подсознании именно русский реализм выполняет функцию эталона.

— Что вы думаете о коммерческом потенциале современного русского искусства?

— Рано или поздно оно будет востребовано так же, как, скажем китайское. Но на сегодняшний день у него нет серьёзного рынка и серьёзных покупателей. По сути, современное русское искусство продолжает вариться внутри самого себя. Попытки продвигать его на международной рыночной арене воспринимают со сдержанным интересом, но какого-то особого успеха, мировой моды, сопоставимой с модой на советское искусство конца 80−х годов, пока незаметно.

Для провокации интереса нужны совместные усилия государства и художественного сообщества. Московская бьеннале, российский павильон на Венецианской бьеннале, премии Кандинского и ‘’Инновация’’ за лучшие произведения современного искусства — очень важные, но недостаточные шаги в этом направлении.

У меня возникло ощущение, что сегодня талантливых галеристов и кураторов в России больше, чем талантливых художников. Из-за этой диспропорции усилия последних лет и не дают ожидаемого результата. На общем фоне подражателей выделяются человек десять, но и они не востребованы ведущими мировыми собирателями и представляющими их интересы галеристами.

Раз не востребованы, значит, делают что-то такое, что не позволяет считывать их художественный язык за пределами России. Получается, что это искусство либо вторично по сравнению с какими-то известными западными авторами, либо ограничено рамками культуры и этноса.

— То есть у нас до сих пор не способны говорить на международном языке?

— Международный язык — понятие относительное. На самом деле, это определенное сочетание сюжетов, способов и средств передачи информации. В российской модели языка искусства явно какая-то недоработка.

— А у Вас есть личные пристрастия в современном русском искусстве?

— Из современных художников я бы выбрал Кошлякова, Мамышева-Монро, Осмоловского…. Во второй половине двадцатого — Владимира Вейсберга, Дмитрия Краснопевцева, Эрика Булатова. Они приняты на Западе, но достойны гораздо более высокого уровня признания. Они недооценены, как в художественном, так и в рыночном смысле… Над всеми возвышается Илья Кабаков, но он, хоть и из России, настолько уже интегрирован в интернациональный контекст, что и воспринимается совсем по-другому.

— Какие ожидания от 2011 года? Намёки на появление новых трендов?

— Много надежд связано с развитием новых регионов — Китай и Гонконг, Индия, арабский Восток. Сформировавшиеся художественные бренды будут расти в цене, так как если уж художественные величины стали брендами, то жить они будут по законам инвестиционных активов. Инвесторы, формируя свои портфели, предпочитают устоявшиеся художественные величины. В большей степени это касается импрессионистов и модернистов, американского искусства 50—70−х годов прошлого века. Но и русского искусства это тоже касается, потому что русские, обладая огромными деньгами, всегда будут покупать и своё искусство тоже.








По теме




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.