18.11.18
Луи Дагер, великий прадедушка современного фото
Веками все созданное, открытое и пережитое человечеством было известно по рассказам и картинам. Пока 18 ноября 1787года не родился Луи Дагер, благодаря которому мир вступил в эпоху документалистики. Он изобрел фотографию, лишив художников монополии на реальность...
17.11.18
Глава русского отдела «Сотбис»: «Жизнь мне напоминает гигантский рынок»
28 ноября аукционный дом «Сотбис» проведет в Лондоне распродажу коллекции Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Собрание (более 300 лотов) оценивается в 3,5 миллиона фунтов стерлингов. О предстоящих торгах и не только рассказывает Джоанной Викери, глава департамента русского искусства «Сотбис...
14.11.18
Российские аукционы: как ими дирижировать
В ожидании русских торгов в Лондоне московский аукционист Алексей Зайцев рассказывает о специфике профессии и особенностях местных продавцов и покупателей...


  • Временное изменение режима работы салона «Русский Портрет»
    Дорогие друзья! В связи с предстоящей экспедицией части сотрудников салона «Русский Портрет» в Латинскую Америку, мы немного изменяем режим работы. Изменения будут действовать с 20 ноября по 16 декабря 2018 года включительно...
    18.11.18
  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18

"Чёрные технологии" аукционного дома "Макдугалл"

31.07.10

 Макдугалл, иконы

В статье рассказывается о недобросовестности специалистов аукционного дома Макдугалл при атрибуции икон и подготовке каталогов перед очередными торгами...


Публикуемый материал был подготовлен мною для одной европейской русскоязычной газеты. Ознакомившись с текстом, газета решила не рисковать и статью сняла, сославшись на трудности объективного характера — мол, тема специфическая, сюжет слишком уж драматический и, вообще, попахивает заказом. В том смысле, что уж как-то все резко — не кулуарно и вполголоса, а языком плаката, по-живому.

Не могу отказать себе в удовольствии рассказать все с самого начала. Итак: Лондон, июнь, солнечное летнее утро. Еще раз пролистав каталоги русских торгов, решаю написать пару статей по итогам «русской недели» — четырем аукционам русского искусства ведущих аукционных домов — Сотбис, Кристи, Бонамс и Макдугалл.

Решаю начать с последнего — его каталог икон обещает много интересного. Открытый в Лондоне Екатериной и Уильямом Макдугалл, этот аукционный дом за сравнительно короткое время превратился в одного из крупнейших продавцов русского искусства. Амбициозно и с размахом проводимая пиар- компания по привлечению продавцов и покупателей принесла свои плоды — имя Макдугалл стало синонимом быстрого коммерческого успеха на растущем рынке.

«Аукционный дом Макдугалл» — слышу я приятный женский голос на другом конце и  прошу соединить меня с отделом икон. «Хелен Мак Илдо слушает», — откликается наконец отдел икон. Имея два диплома по истории искусств, г-жа Мак Илдо уже около года помогает в работе по составлению иконных каталогов. «Мы вполне довольны результатами», — бодро отвечает она на мой вопрос об итогах июньского, третьего по счету, аукциона. Голос ее меняется, когда речь заходит о стилистических особенностях и обоснованности датировки нескольких лотов каталога. «Мне нечего добавить к тому, что написано в сопроводительном пояснении, — повторяет она, не желая, очевидно, вдаваться в подробности. — За атрибуции отвечает наш экспертный совет, в частности, Ирина Шалина. Других имен назвать не могу. Но Ирина, я уверена, будет рада ответить на все ваши вопросы».

Я позвонил в Отдел древнерусской живописи Государственного Русского музея и договорился об интервью с ведущим научным сотрудником, кандидатом искусствоведения Ириной Александровной Шалиной, специалистом аукционного дома Макдугалл по древнерусской живописи. «Точнее, бывшим специалистом, — ошарашивает меня Шалина, — с завтрашнего дня я там не работаю».

— Что привело вас к такому решению?

— Я принадлежу к поколению, для которого иконопись —  явление высшего порядка. До самого последнего времени люди, интересующиеся, собирающие иконы, делали это не ради денег, а, что называется, «по любви». Увлекаясь философией, религией, они собирали иконы, изучали иконографию, читали, думали. Сегодня иконы коллекционируют люди совершенно другого сорта: чиновники, бизнесмены, мечущиеся в поисках того, куда вложить деньги. Для них икона — не более чем предмет интерьера, «цветовое пятно» на стене. Ни проблемы стилистики, ни вопросы сохранения, реставрации их не волнуют. Подлинная эта вещь, сколько в ней авторской живописи, а сколько «дописанного», в каком она состоянии, — эти «нюансы» им неинтересны. И вот такое отношение привело к  падению интереса к иконе, ее престали понимать, ей «перестали доверять».

Специалистов нет, подделок — масса. Начиная свое сотрудничество с аукционным домом Макдугаллс, не раз заявлявшим о своем намерении стать лидером на рынке икон, я надеялась изменить положение к лучшему. Ведь лидерство предполагает профессионализм, умение не только продавать, но еще и «воспитывать» коллекционера, показывать пример того, как «правильно» оценивать икону. Со временем, однако, я поняла, что мои усилия превратить аукцион в нечто большее, нежели коммерческое предприятие, никому не нужны. Единственное, что заботит владельцев, —  извлечение прибыли.

— Как вы попали в Макдугалл?

Меня пригласили в Макдугалл в качестве консультанта на первый аукцион икон. Каталог аукциона готовила Мария Пафити. Потом ее уволили, но не из-за икон, а по какой-то другой причине. Завышенные цены на иконы в Макдугалл во многом спровоцировала именно она, сослужив и арт-рынку, и аукционному дому плохую службу. Но с результатами аукциона ее увольнение связано не было. Екатерина Макдугалл  до сих пор считает, что Мария здорово «продавалась», была вполне на своем месте, и  все было бы хорошо, если бы не размолвка между ними. Но с профессионализмом Марии это никак не связано.

Так вот, перед первым аукционом мы с мужем приехали для просмотра коллекции на предмет подделок. Очень много вещей пришлось отклонить — как подделок, так и икон, практически целиком переписанных, полностью утративших авторскую живопись. Мария этого, к сожалению, не увидела. Она ведь специалист по греческим иконам. У нее хорошее образование, хорошая школа, но греческая икона и икона русская — большая разница.

Я никогда не возьмусь атрибутировать греческую икону. Там совсем другая техника, другие законы реставрации, стиля. Правда, специалисты и эксперты на Западе не относились к Пафити серьезно и в отношении греческого искусства… Мы Марию тогда спасли, убрали подделки с аукциона. Другое дело, что в первом каталоге было много посредственных вещей. Там даже на обложке «Патриарх Иов» — обрезанная икона, просто кусок, фрагмент. Цена ей — три с половиной тысячи, а продана она была за бешеные деньги  — $122 тыс. Просто потому, что на обложке.

Вот с этого Макдугалл начинал свою «иконную деятельность».

— В качестве главного эксперта Вы подготовили два аукциона —декабрьский и только что прошедший, июньский…

— К каждому своему заключению я относилась, как врач к диагнозу. Свою точку зрения старалась отстаивать до последнего. Кстати, ни одно мое заключение никогда профессионально никем в Макдугалл не оспаривалось. Я считаю, что каждый каталог должен быть серьезной публикацией, служить подспорьем в научной работе, а не превращаться в макулатуру с последним ударом молотка. Но бывали случаи, когда мне выкручивали руки, уговаривали согласиться на датировку. Так было с одним из топ-лотов декабрьского аукциона, в основе своей — иконе 17-го века, но позднее сильно «доработанной». Выставили ее как 17-й, без оговорок, для того только, чтобы продать по очень высокой цене. Я заявила, что ставить под этим свою фамилию не буду, сказала, что уйду. Но не ушла. Уговорили. Мы еще на что-то надеялась. Мы — это я и мой муж Николай Задорожный, директор Музея русской иконы в Москве. Роскошный частный музей, созданный Николаем за три года на средства его владельца Михаила Абрамова.

Так вот, после первой неудачи (в декабре 2009-го) он предложил Екатерине Макдугалл, что называется, взяться за аукцион — подписать с нами договор, по которому Николай будет полностью его комплектовать, подбирать весь аукционный «репертуар», а я буду заниматься атрибуцией, экспертизой. Екатерина была этим предложением довольна, договор был подписан. Хотя сразу было понятно, что выполнять его она не собирается…

— Что вы имеете в виду?

— Перед последним, июньским аукционом я все вещи просмотрела заранее. Какие-то отобрала для аукциона, какие-то нет. Приезжаю в Лондон. И здесь выясняется, что есть еще партия икон. Вещи неинтересные, неоправданно дорогие, которым, по моему мнению, на аукционе не место. А меня заставляют их описать и внести в каталог. Представьте себе: за три дня до сдачи каталога в печать появляется с десяток икон, из которых три — подделки, пять — по цене в два раза выше, еще три — вещи весьма сомнительные! Хотя, надо отдать должное Екатерине, коммерческое чутье у нее невероятное. Четыре иконы из этих десяти были проданы. Но эти продажи не соответствовали ни уровню, ни цене.

— А кто еще готовил аукционный каталог?

— Все лоты проходили через меня. Екатерина Макдугалл, без всякой консультации со мной, взяла в отдел Хелен Мак Илдо-Дженкинс. Как она сказала, «делать каталог». Она хозяйка, ее право брать кого угодно. Хелен — человек очень хороший. Единственная проблема в том, что она ничего не понимает в иконах. Я поняла это через полчаса после нашего с ней знакомства.

К примеру, сороковой лот июньского каталога — иконы с изображением четырех евангелистов: Марка, Матвея, Луки и Иоанна, из которых первая написана, что называется, вчера. Это очевидно. Но для Хелен это было откровением. И вот она садится «делать каталог», заказывает фотографии — неизвестно какие и неизвестно для чего. Со мной никто не советуется  ни по поводу иллюстраций, ни о порядке размещения вещей в каталоге… Я все силы потратила на то, чтобы отстоять в описании лота фразу: «Утраченный фрагмент с изображением Евангелиста Марка при реставрации был заменен новым». Хотя эти слова должны были бы быть в заголовке, а не в конце текста. Отстояли, но не до конца — в интернет-версии о «замене» нет ни слова.

А ведь большинство смотрят именно Интернет — сайт, а не бумажный каталог! Более того, когда пришел макет каталога, то в описании сорокового лота из четырех абзацев осталось всего два — первый и последний. Середины как не бывало. Екатерина решила сократить текст, ничего в иконах не понимая. Я ведь профессионал, а не выпускница университета с трехлетним стажем работы. Я работаю с лучшими издательствами мира! И если уж пригласили специалиста, то, наверное, и слушаться должны как-то.

— Неужели все так плохо?

— Мне, с одной стороны, не хочется выставлять все в негативном свете. В конце концов, Екатерина делает свое дело, это ее «творчество», ее бизнес. Но, с другой стороны, речь идет об иконах — вот что грустно. Я стараюсь сдерживать себя, хотя мне это не всегда удается…

— Как вы думаете, сопоставимо ли искусство и бизнес?

— Если бы нам — мне и Николаю — дали возможность осуществить наши планы, то и аукцион был бы замечательный, и мнение об аукционном доме Макдугаллс начало бы меняться. Я убеждена, что аукцион должен стать местом встречи коллекционеров, экспертов, знатоков иконы. Это не уменьшит, а наоборот, поднимет уровни продаж, привлечет новых покупателей. И, самое главное, поможет изменить мнение о торговле русским искусством.

P.S. На наши неоднократные просьбы прокомментировать публикуемый материал MacDougall Arts Ltd. ответил молчанием. Красноречивым или нет — решать читателям.

Александр фон Ган

Источник: Novoye Russkoye Slovo










  • «РУССКИЙ ПОРТРЕТ» на Рылеева, 16:
    Адрес: Санкт-Петербург, улица Рылеева, 16. Телефон: (812) 272 5931; E-mail: rp2001@mail.ru

    Режим работы: ВТ- ВС: с 11:00 до 20:00, ПН - выходной.
    ВНИМАНИЕ!!! Режим работы с 21.11 по 16.12.2018 с 12:00 до 19:00, ВС, ПН - выходные дни.
    20 ноября, 13, 14, 15,16 декабря САЛОН НЕ РАБОТАЕТ!!!
    подробнее

Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2018.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.