18.01.19
На сломе веков. Русская француженка Александра Экстер
18 января 1882 года родилась Александра Экстер, урожденная Григорович. Она жила на сломе веков, когда традиционное искусство уступало место искусству новому: непонятному, яркому, феерическому. Кубизм, футуризм, импрессионизм, постимпрессионизм, беспредметность, абстракционизм, супрематизм…
17.01.19
Особая роль котиков в мировом искусстве
Кот Пэдми британского искусствоведа, арт-эксперта BBC Бендона Гросвенора испортил портрет работы Джона Майкла Райта, в 2015 году купленный за £5 250. Forbes Life проследил, какой еще вклад внесли коты в искусство...
16.01.19
Родился художник солнца Аристарх Лентулов
16 января 1882 года родился Аристарх Лентулов, один из основателей «Бубнового валета». «В русском искусстве XX века вряд ли можно встретить другой такой же жизнерадостный талант, такой буйный темперамент, такое покоряющее жизнелюбие, какими обладал Аристарх Лентулов», - писал Виталий Манин. - Живопись Лентулова - это праздник»...


  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18
  • Онлайн-выставка Евгения Марышева «Монады» на сайте «Русского Портрета»
    Скульптор, живописец и график в одном лице — это Евгений Фёдорович Марышев. Он известен и в России и за рубежом, а его творчество — уникальное явление в культурной жизни Санкт-Петербурга. На нашей выставке мы представляем лишь незначительную часть его многогранного наследия - малую серию «Монады», созданную в период с 1994 по1996 год...
    30.03.18

Дмитрий Врубель: мы всего лишь рисуем картинки по фотографиям и снабжаем их подписями

30.07.10

50 лет Дмитрию Врубелю

Дмитрий Врубель, которому исполнилось недавно 50 лет, пытается объяснить "Огоньку", что есть так называемое "актуальное искусство" и чем писсуар Дюшана лучше "Трёх богатырей" Васнецова...


Автору фрески "Поцелуй Брежнева и Хонеккера" на Берлинской стене, а также календаря "12 настроений Путина" художнику Дмитрию Врубелю — 50 лет.

— Дмитрий Владимирович, насколько я понимаю, аккуратно перевести фотку на холст не очень сложно. Это может сделать любой грамотный рисовальщик, любой выпускник художественного училища.

— А техника и не должна быть сложной. Важно, что именно мы с моим соавтором Викторией Тимофеевой делаем с помощью этой техники. Я часто вижу, как в ЖЖ люди выкладывают картинки дипломов и курсовых Суриковского института. Кто-то хорошо рисует, кто-то еще лучше. Но у меня вопрос: зачем? Зачем эти натурщицы бесконечные? Почему какую-то бабушку посадили в странную искусственную позу? Почему учитель не может сказать: "Рисуем композицию под названием "Марш несогласных". А бабушка стоит у нас с кастрюлькой на голове в знак протеста". Я утрирую, конечно, но тогда хотя бы понятно будет, зачем они это делают.

— А чистой красоты вы не признаете? Без актуальности, без идей...

— Признаю. Но когда мне хочется чистой красоты, я иду в Лувр или Эрмитаж. Многие художники сегодня стремятся по старинке сделать что-нибудь необыкновенно изящное. Но все равно изящнее, чем в Эрмитаже, вряд ли выйдет. А мы на изяществе не заморачиваемся. Если объяснять коротко, не вдаваясь в детали, мы всего лишь рисуем картинки по фотографиям и снабжаем их подписями. Но нет такой эмоции, которую нельзя было бы выразить этим способом. На любой мировой вопрос можно ответить, любое чувство изобразить. Простой пример. Открываю новостную ленту в интернете и вижу, что фотка с палестинцами и израильскими полицейскими эмоционально совпадает со скандалом, который произошел у нас 15 минут из-за того, что засорилась раковина. Перекошенные лица, ярость. И вот эта ярость выплескивается в картине по фотографии. А подпись может быть, например, такой: "Еще раз ты так сделаешь, и я уйду из дома".

— Смешно. А еще я знаю, что вы любите срисовать какого-нибудь гопника с фотки из интернета и подписать каким-нибудь евангельским изречением. Ход, прямо скажем, неоднозначный. Странно, что до сих пор никто не привлек вас за разжигание и кощунство.

— Бог миловал. Между прочим, первой моей "большой" работой была картина "Суд Пилата". Шел 1975 год, мне тогда было 15 лет. Христианство по своей природе — воплощенное человеколюбие. Кроме любви, там ничего нет. Я и крестился поэтому. А сейчас я вижу агрессию там, где должна быть любовь. Посадить, запретить, проклясть... Конечно, от этого неуютно. Хотя лично к нам с Викой хоругвеносцы не приходили. Более того, четыре работы из нашего "Евангельского проекта" были только что показаны в церкви Святой Татианы. Это удивительно, потому что мы не попали в "Запретное искусство" по чистой случайности. И все наши симпатии на стороне его устроителей. У меня по этому вопросу позиция простая. Пункт А: государство не должно вмешиваться в дела искусства. Пункт Б: чтобы судить об искусстве, необходимо обладать знаниями. Если вы не знаете, кто изображен на фреске Микеланджело "Страшный суд", ваше мнение об этой работе будет ущербным. Абсолютно то же с актуальным искусством. Не забывайте, что, когда мы учились в школе, в конце учебника "Родная речь" были вкладки с репродукциями художников-реалистов. И к картине "Опять двойка" нас приучали с детства. К работам абстракциониста Ротко нас никто не приучал. И наконец, пункт В: ни в одной из работ с этой выставки я не углядел умысла (как сказано в приговоре) задеть чье-то религиозное чувство.

— Но вы же не станете отрицать, что современное искусство по определению провокативно.

— Конечно, стану. Современное искусство критично, это разные вещи. Да, выяснение границ допустимого — одна из целей, которую ставят себе некоторые актуальные художники. Далеко не все. И даже не большинство. А провокациями занимаются как раз "народные соборы" всякого рода.

— Приведу пример. Есть такой художник Тер-Оганьян. Как-то раз он взял в руки топор и порубил иконы. За что получил от верующих людей по морде. Разве это не естественно? Человек провел акцию и получил на нее реакцию.

— А был такой художник Васнецов. Как-то раз он взял хорошую дорогую ткань и измазал ее красками. И краску испортил, и ткань. И то и другое стоило денег. В это время крестьяне умирали от голода. А он рисовал картину "Три богатыря". Можно было и ему дать по морде.

— Ну вы сравнили...

— Тер-Оганьян провел, на мой взгляд, великолепную акцию "Юный безбожник", в которой имитировал практику воинствующих атеистов 1920-1930-х годов. А получил в ответ совершенно ненормальную реакцию. Мало того что физическое насилие, так еще и преследование в уголовном порядке... Мне недавно написали в ЖЖ: "Дмитрий, неужели ты не понимаешь, что реакция на "Запретное искусство" является составной частью этого искусства?" Не понимаю. Уверен, что не является.

— Ну как же... Представьте себе: пришли люди на выставку. Обычные люди, не фанатики, не монстры, не хулиганы. Ходят и говорят: "Это вот фигня, как-то мне не очень. А это вот ничего, прикольно". И все. Разве интересно? Разве эффектно?

— Но именно так и проходят выставки во всем мире. Это нормально. Я тоже слышу постоянно: "Вас никто не знал бы, если бы не скандал..." И еще очень любят цитировать к случаю фразу Ахматовой о Бродском: "Какую судьбу делают нашему рыжему..." А какую "судьбу" делали фашисты Кандинскому и Шагалу, сжигая их картины! А какую "биографию" сделало гестапо евреям! Какой "пиар"! Можно так говорить? По-моему, нельзя. Вот это как раз кощунственно. На самом деле у современного искусства огромная аудитория и без всяких скандалов или репрессий. В Берлине около тысячи галерей, которые показывают современное искусство. В Нью-Йорке 500 тысяч актуальных художников. В Базеле четверть населения занимается коллекционированием. Мы не страдаем от недостатка внимания. В Париже на ярмарку современного искусства люди стоят в очереди по четыре часа в будний день и платят 25 евро, чтобы посмотреть на то, что в Москве называют "унылым говном".

— Я не сомневаюсь, что кто-то и в Париже пренебрежительно отзывается о современном искусстве.

— Так и я не сомневаюсь. Но в Париже эти люди не стоят в очереди на выставку. Они не принимают участия в дискуссиях о современном искусстве, а занимаются своим делом. Зачем портить себе настроение? Не нравится — не смотри. Ну вот не люблю я художника Шилова. Так я в жизни не пойду на его выставку. И уж тем более не стану писать статью с призывом запретить картины художника Шилова. Абсурд какой-то.

— Шилов или Глазунов, между прочим, имеют в массовом сознании более высокий статус, чем Тер-Оганьян или человек-собака Кулик. С Шиловым, как и с Веласкесом, все понятно. Это изобразительное искусство. А Кулик и Тер-Оганьян...

— ...современное искусство. Так называемый contemporary art. Я объясню, в чем разница. Скажем, до того как Марсель Дюшан выставил свой знаменитый писсуар "Фонтан", искусство было связано с определенными инструментами. Красочки, кисточки. А Дюшан показал, что средством художественного высказывания может быть все, что угодно. Но вот прошел почти целый век, а до сих пор есть люди, которые остановились перед этим писсуаром и не могут понять случившейся перемены. Они до сих пор думают, что писсуар только для того, чтобы пИсать.

— Дюшан, насколько я помню, тусовался с сюрреалистами. А вот интересно, есть ли сейчас течения такие же мощные, как дадаизм и сюрреализм?

— Актуальное искусство бесконечно разнообразно. Настолько, что критики даже говорят о "кризисе непохожести". Каждый сам себе направление. Но вот главный общий тренд следующих 10 лет я могу указать с легкостью: искусство выйдет из галерей на улицу. Уже выходит.

— Вы имеете в виду арт-группу "Война"?

— И их тоже. Бэнкси, например. Стрит-арт. Все самое интересное будет происходить вне специально отведенных пространств. Вариантов много: от радикальных до вполне безобидных. Сюда вписывается и наш проект "Дневник художника". Это что-то вроде "Окон РОСТа" XXI века. Мы делаем картинки по принципу "утром в газете — вечером в куплете". И планируем выставлять их одновременно в самых неблагополучных районах Берлина и Перми. В Берлине у нас будет открытая студия, в которой мы собираемся проводить не только выставки, но и дискуссии по злободневным темам. Тут надо объяснить, почему Берлин. Меня там все знают. Было смешно, когда мы арендовали там помещение. Они вообще-то неохотно сдают русским. Приходим и видим, какие кислые у хозяев лица. Но после того как скажешь, что я нарисовал "Братский поцелуй" Брежнева и Хонеккера, все, они расцветают.

— Под вашим "Братским поцелуем" на Берлинской стене довольно необычная подпись: "Господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви!" О чем это? О любви? Или все-таки о политике?

— О трудной любви. В 1988 году в Москве я познакомился с девушкой из американского посольства. Случился роман. А это было время громких шпионских скандалов. И когда мы шли по улице, нас сопровождали гэбэшники. А когда она приходила в посольство, ФБР требовало от нее написать отчет о встрече с русским художником. Потом она уехала к себе в Сиэтл, а я оказался в Берлине. И понял, что чтобы рассказать немцам о своей "жизненной ситуации", надо использовать персонажей, которые им понятны. Уже тогда у меня был тот же принцип, что и сейчас: говорить о своих чувствах языком политики.


Источник: КоммерсантЪ










Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.