18.09.19
Атака вандала в Центре Помпиду
Один из посетителей парижского Центра искусства и культуры имени Жоржа Помпиду порезал ножом картину известного французского художника Даниеля Бюрена, рыночная стоимость работ которого превышает € 1 млн. Об этом инциденте сообщила на прошлой неделе газета Le Parisien...
17.09.19
Роберт Уильям Воннох - апостол американского импрессионизма
17 сентября 1858 года в городе Хартфорде, штат Коннектикут, США, родился Роберт Уильям Воннох - художник и педагог, который один из первых, кто начал перенимать французский импрессионизм...
13.09.19
«Бэкон: дословно». О выставке, открывшейся в Центре Помпиду, рассказывает «Ъ»
Выставка «Бэкон: дословно» открылась в парижском Центре Помпиду. Шестьдесят работ (в том числе двенадцать триптихов), покрывающих последнее двадцатилетие жизни знаменитого британского живописца, разделены куратором на шесть литературных глав...


  • Порту: заметки на полях
    Несколько беглых зарисовок, сделанных в Порту во время авторского тура «Вся Португалия» (2017). Просто так. Что под руку попало. Любопытные виды и персонажи...
    17.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть II
    Продолжаем рассказ о Национальном парке Торрес Дель Пайне, котрый мы посетили в 2018 году и планируем посетить в 2020 году в рамках авторского тура «Патагония 2020». Пост «Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I» читайте здесь...
    16.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I
    Среди прочих красот Патагонии, которые нам предстоит увидеть в авторском туре «Патагония 2020», Национальный парк Торрес Дель Пайне занимает совершенно особое место — расположенный на самом юге Южноамериканского континента, он знаменит суровым климатом и труднодоступностью...
    16.09.19

Екатерина Рождественская : интервью Липецкой газете

09.02.10

Екатерина Рождественская

Екатерина Рождественская, выставка работ которой проходит сейчас в г. Липецке, рассказывает о себе и о своём творчестве читателям "Липецкой газеты"...


В конце прошлой недели в Художественном музее имени Виктора Семёновича Сорокина (Дом Мастера) открылась необычная фотовыставка. Называется она «Частная коллекция».

Автор выставки так подходит к подбору моделей для съёмки: «Если человек известен, то я его знаю, я его снимаю, если не знаю, кто это, я его не снимаю. Я же назвала свой проект «Частная коллекция», и этим всё сказано. Это универсальное объяснение — моя частная коллекция. То есть если я не знаю кого-то, пусть добиваются того, чтобы я узнала». Нам кажется, право на такую позицию у Екатерины Рождественской имеется абсолютное, ибо её собственная фамилия известна очень многим жителям нашей страны.

Дочь знаменитого поэта Роберта Рождественского Екатерина после окончания МГИМО работала переводчиком, ею переведены с английского и французского языков более десяти романов. Заниматься фотографией начала в 1998 году. Широкую известность Екатерина Рождественская получила благодаря работе в журнале «Караван историй». Сейчас на её счету уже двадцать четыре проекта, среди них: «Ассоциации», «Мужчина и женщина», «Реинкарнация», «Сказки», «Классика», «12 месяцев» и другие.

«Частная коллекция» — не просто выставка. Это — масштабный проект, в котором были задействованы известные люди страны — музыканты, политики, актёры, телеведущие.

Для своих фоторабот Екатерина Рождественская использовала как хорошо знакомые, так и малоизвестные произведения художников XIV-XX веков, рассказывая, тем самым, историю живописи заново. Она фотографирует свою модель в интерьере, костюме и гриме персонажей живописных полотен различных эпох, добиваясь сходства с оригиналом и сохраняя личностную оригинальность фотографируемого человека.

— Ваш проект «Частная коллекция» задумывался специально для журнала или это было просто новым интересным опытом для вас?

— Проект изначально делался для «Каравана историй». Дело в том, что мой супруг занимается издательской деятельностью, и именно ему принадлежит идея этого журнала. Я, как вы понимаете, видела работу над «Караваном» изнутри, начиная с самых первых номеров. Там печатали несколько невразумительные, на мой вкус, фотографии иностранцев: очень искусственные, «навороченные», неестественные — мне такие чрезвычайно несимпатичны. Я предложила мужу быть ближе «к отечественному производителю», то есть самим снимать наших, доморощенных знаменитостей, но сделать это в необычной, привлекательной форме. Например, стилизовать картины известных мастеров прошлого с помощью фотоискусства, где в качестве героев полотен фигурировали бы герои светских хроник. Попробовали, получилось занятно. Так это и превратилось в кропотливый ежедневный труд.

— С точки зрения технологии, должно быть, это очень сложный процесс. Много ли уходит времени на подготовку постановочной съёмки?

— Со мной работает великолепная команда профессионалов. Мы в бессменном составе вот уже одиннадцать лет, как настоящая семья. Иногда муж с женой столько не живут, сколько мы провели времени вместе. Первые свои работы я делала в одиночку, и на подготовку обычно уходило полторы-две недели. По журнальным меркам это целая вечность. Поэтому назрела необходимость более мобильно организовать процесс. Так в студии появились художник по гриму Людмила Раужина — один из лучших специалистов в своём деле. Она проработала на «Мосфильме» четверть века, так что можете вообразить, насколько значителен её опыт в профессии. Костюмер Татьяна Марягина также пришла с «Мосфильма». Есть ещё художник-постановщик Александра Гречина, осветитель Дмитрий Кружков. О безупречном облике наших именитых моделей на снимках заботятся два компьютерных гения — Александр Васильев и Андрей Амурский. Выставочной деятельностью занимается Ирина Келина, а самая ответственная и страшная должность у Галины Коршуновой: она общается со звёздами, приглашает на съёмки и выполняет капризы. Особенный «пост» занимаем моя мама, — она мой внештатный консультант и главный критик.

— Ваши «имитации» картин выполнены с большим тщанием и точностью. Откуда берутся настолько похожие костюмы и декорации?

— Открою профессиональный секрет. Я обладаю огромной коллекцией винтажной одежды. Год назад одна из московских киностудий обанкротилась, и я, желая как-то помочь им, выкупила часть их гардероба, заполнив свои закрома великолепного качества стилизованными костюмами. Также, всякий раз, когда я еду куда-то, первым делом спрашиваю: «Есть ли барахолка?» Это как часть работы: везде, где только можно, я ищу редкие стильные вещи, чтобы потом использовать для съёмки.

— Есть ли у вас любимая модель?

— Мне довелось долго работать с Людмилой Марковной Гурченко. Она — блестящий мастер своего дела, удивительно пластичная натура, истинная актриса. При этом она очень многому может научить других и сама не боится постигать новое. Вообще для модели важно хорошо впитывать в себя информацию, быть достойно воспитанной. Это существенный момент в работе со мной, поскольку встречаться с невоспитанным человеком второй раз у меня нет никакого желания. Многие молодые только появившиеся «звёздочки» с колёс начинают страдать тяжёлыми формами «звёздной болезни», забывая о такте и взаимном уважении. Честно говоря, мне до слёз смешно смотреть на подобное. Поэтому предпочитаю иметь дело с теми, кто мне лично по-настоящему приятен.

Почему вы разрабатываете в основном живописную классику? Модные ныне художники и дизайнеры смело экспериментируют с образами современного искусства, поп-артом. Не хотели бы попробовать нечто подобное?

— Дело в том, что с современностью всё сложнее из-за авторских прав. Многие авторы известных картин до сих пор живы и здравствуют. С классикой проще: можно не бояться, что тебя за руку поймает авторский комитет и предъявит счёт на кругленькую сумму. Экспериментировать, тем не менее, обожаю. Пробую себя и в минимализме, и натюрморты снимаю, когда устаю от людей. Частенько мои работы экспонировались в рамках инсталляций. Цель — воссоздать атмосферу, которая запечатлена на фотографиях. То есть — в том же пространстве демонстрировались костюмы, веера, парики. Не забывайте, что, помимо «Частной коллекции», у меня ещё хватает проектов. И самое любимое направление — чёрно-белое фото. «Караван историй» — издание цветное, поэтому развернуться здесь мне не дают. А так чёрно-белая съёмка — то, чем я живу в нерабочее время. Моё представление о классических литературных героях отражено в цикле «Классика». Тот же Базаров, Анна Каренина, кто угодно. Совершенно необязательно, что человек, который играет на фотографии роль того или иного литературного персонажа, должен быть профессиональным актёром. Я приглашаю интересную мне персону и ставлю в определённую ситуацию, когда необходимо полностью перевоплотиться. Тем же самым занимаюсь и в рамках проекта «Сказки».

— Но ведь каждый может представлять себе любимых книжных героев по-разному. Не случается ли у вас дискуссий на эту тему с вашими моделями и теми, кто смотрит на результат?

— Слава Богу, дискуссии всегда есть. Если бы было иначе, я давно бы бросила этим заниматься: стало бы просто скучно. Конечно, очень часто приходится слышать: а я бы здесь вот так да вот эдак. Ну и делали бы тогда сами! Я снимаю так, как вижу я.

— Что для вас есть творчество?

— Это необходимая самореализация. Мне нужно делиться тем, что я вижу, с другими людьми. Естественно, без наследственности тоже не обошлось, так как я росла в творческой семье, всегда тянулась к чему-то, связанному с искусством. Хотя родители никогда не пытались культивировать эту страсть, но и не запрещали нам с сестрой наших увлечений. Что мы хотели, то и делали: сначала рисовали, потом начали писать. Впоследствии я стала журналистом, потом переключилась на переводческую деятельность. Получается, то, чем я занимаюсь, идёт из детства. В известной степени, фотографирование является проявлением самостоятельности, независимости, то есть — способом зарабатывания денег.

— Не случалось скучать по своей былой деятельности — журналиста, переводчика?

— Когда человек занимается чем-то профессионально, ему подобает постоянно поддерживать и повышать уровень своей квалификации. Работа со словом требует большого тщания, а я оставила эту ипостась много лет назад. Как переводчик, скорее всего, я уже не котируюсь. Другое дело, когда я читаю переводную литературу, до сих пор иногда ловлю себя на мысли, что так бы я никогда не перевела, то есть использовала бы другой оборот, слово. Да, я в состоянии складно написать, перевести, но через силу. А нужно, чтобы через тебя это буквально выстреливало, чтобы процесс носил практически бессознательный характер, чтобы рука писала независимо от тебя. Это как мышцы, — их необходимо тренировать. Мышечная память остаётся, но былого тонуса нет. К сожалению, на тренировку и упражнения у меня времени совсем не остаётся.

— Какой из ваших многочисленных проектов удалось реализовать наиболее успешно?

— Моя визитная карточка — «Частная коллекция». Это одновременно и мой первенец, и самый раскрученный и востребованный проект. Но я, тем не менее, считаю не менее удачной серию «Пин-ап». Она яркая, весёлая, задорная, жизнеутверждающая.

— А какими вам видятся собственные работы? Ироничными, серьёзными, тщательными в деталях, концептуальными, развлекательными?

— Мои фотографии — для людей с чувством юмора. И модели, которых я приглашаю, должны обладать изрядной самоиронией. Помимо развлекательной, очевидно, что мои работы несут также и образовательную функцию. Зрители открывают для себя новых художников, знакомятся с изобразительным искусством. Но это не урок рисования в школе, — я предлагаю публике сравнить наших «звёзд» с образами классического искусства и улыбнуться.

— Не пробовали ли вы привлекать в качестве моделей своих родных и близких?

— Я снимала среднего сына в проекте «Классика» в образе Ромео. Джульеттой была Лиза Боярская. Мне очень понравилась эта парочка…

— …которую вы увидели в объективе. А в реальной жизни у ребят, случайно, не сложились ли отношения?

— Нет, Лиза постарше. Да и Санкт-Петербург всё-таки далековато. Во всяком случае, эксперимент удался, и все остались довольны.

Источник: Липецкая газета









Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.