30.09.20
Пьетро Ротари - дважды придворный живописец, учитель Рокотова и Аргунова
30 сентября 1707 года родился Пьетро Антонио Ротари, итальянский художник, сумевший поработать придворным живописцем как при саксонском дворе, так и при дворе императрицы Елизаветы Петровны...
15.09.20
Венеция будет оцифрована
В то время как итальянское правительство пытается спасти Венецию от затопления при помощи системы мобильных шлюзов, международная группа учёных заканчивает беспрецедентный по масштабу эксперимент цифровизации жемчужины Италии...
13.09.20
Сиськи против Musee d'Orsay
Пресс-служба Музея Орсэ принесла извинения посетительнице, которую охранники пытались не пустить в музей из-за слишком откровенного наряда...


Екатерина Рождественская : интервью Липецкой газете

09.02.10

Екатерина Рождественская

Екатерина Рождественская, выставка работ которой проходит сейчас в г. Липецке, рассказывает о себе и о своём творчестве читателям "Липецкой газеты"...


В конце прошлой недели в Художественном музее имени Виктора Семёновича Сорокина (Дом Мастера) открылась необычная фотовыставка. Называется она «Частная коллекция».

Автор выставки так подходит к подбору моделей для съёмки: «Если человек известен, то я его знаю, я его снимаю, если не знаю, кто это, я его не снимаю. Я же назвала свой проект «Частная коллекция», и этим всё сказано. Это универсальное объяснение — моя частная коллекция. То есть если я не знаю кого-то, пусть добиваются того, чтобы я узнала». Нам кажется, право на такую позицию у Екатерины Рождественской имеется абсолютное, ибо её собственная фамилия известна очень многим жителям нашей страны.

Дочь знаменитого поэта Роберта Рождественского Екатерина после окончания МГИМО работала переводчиком, ею переведены с английского и французского языков более десяти романов. Заниматься фотографией начала в 1998 году. Широкую известность Екатерина Рождественская получила благодаря работе в журнале «Караван историй». Сейчас на её счету уже двадцать четыре проекта, среди них: «Ассоциации», «Мужчина и женщина», «Реинкарнация», «Сказки», «Классика», «12 месяцев» и другие.

«Частная коллекция» — не просто выставка. Это — масштабный проект, в котором были задействованы известные люди страны — музыканты, политики, актёры, телеведущие.

Для своих фоторабот Екатерина Рождественская использовала как хорошо знакомые, так и малоизвестные произведения художников XIV-XX веков, рассказывая, тем самым, историю живописи заново. Она фотографирует свою модель в интерьере, костюме и гриме персонажей живописных полотен различных эпох, добиваясь сходства с оригиналом и сохраняя личностную оригинальность фотографируемого человека.

— Ваш проект «Частная коллекция» задумывался специально для журнала или это было просто новым интересным опытом для вас?

— Проект изначально делался для «Каравана историй». Дело в том, что мой супруг занимается издательской деятельностью, и именно ему принадлежит идея этого журнала. Я, как вы понимаете, видела работу над «Караваном» изнутри, начиная с самых первых номеров. Там печатали несколько невразумительные, на мой вкус, фотографии иностранцев: очень искусственные, «навороченные», неестественные — мне такие чрезвычайно несимпатичны. Я предложила мужу быть ближе «к отечественному производителю», то есть самим снимать наших, доморощенных знаменитостей, но сделать это в необычной, привлекательной форме. Например, стилизовать картины известных мастеров прошлого с помощью фотоискусства, где в качестве героев полотен фигурировали бы герои светских хроник. Попробовали, получилось занятно. Так это и превратилось в кропотливый ежедневный труд.

— С точки зрения технологии, должно быть, это очень сложный процесс. Много ли уходит времени на подготовку постановочной съёмки?

— Со мной работает великолепная команда профессионалов. Мы в бессменном составе вот уже одиннадцать лет, как настоящая семья. Иногда муж с женой столько не живут, сколько мы провели времени вместе. Первые свои работы я делала в одиночку, и на подготовку обычно уходило полторы-две недели. По журнальным меркам это целая вечность. Поэтому назрела необходимость более мобильно организовать процесс. Так в студии появились художник по гриму Людмила Раужина — один из лучших специалистов в своём деле. Она проработала на «Мосфильме» четверть века, так что можете вообразить, насколько значителен её опыт в профессии. Костюмер Татьяна Марягина также пришла с «Мосфильма». Есть ещё художник-постановщик Александра Гречина, осветитель Дмитрий Кружков. О безупречном облике наших именитых моделей на снимках заботятся два компьютерных гения — Александр Васильев и Андрей Амурский. Выставочной деятельностью занимается Ирина Келина, а самая ответственная и страшная должность у Галины Коршуновой: она общается со звёздами, приглашает на съёмки и выполняет капризы. Особенный «пост» занимаем моя мама, — она мой внештатный консультант и главный критик.

— Ваши «имитации» картин выполнены с большим тщанием и точностью. Откуда берутся настолько похожие костюмы и декорации?

— Открою профессиональный секрет. Я обладаю огромной коллекцией винтажной одежды. Год назад одна из московских киностудий обанкротилась, и я, желая как-то помочь им, выкупила часть их гардероба, заполнив свои закрома великолепного качества стилизованными костюмами. Также, всякий раз, когда я еду куда-то, первым делом спрашиваю: «Есть ли барахолка?» Это как часть работы: везде, где только можно, я ищу редкие стильные вещи, чтобы потом использовать для съёмки.

— Есть ли у вас любимая модель?

— Мне довелось долго работать с Людмилой Марковной Гурченко. Она — блестящий мастер своего дела, удивительно пластичная натура, истинная актриса. При этом она очень многому может научить других и сама не боится постигать новое. Вообще для модели важно хорошо впитывать в себя информацию, быть достойно воспитанной. Это существенный момент в работе со мной, поскольку встречаться с невоспитанным человеком второй раз у меня нет никакого желания. Многие молодые только появившиеся «звёздочки» с колёс начинают страдать тяжёлыми формами «звёздной болезни», забывая о такте и взаимном уважении. Честно говоря, мне до слёз смешно смотреть на подобное. Поэтому предпочитаю иметь дело с теми, кто мне лично по-настоящему приятен.

Почему вы разрабатываете в основном живописную классику? Модные ныне художники и дизайнеры смело экспериментируют с образами современного искусства, поп-артом. Не хотели бы попробовать нечто подобное?

— Дело в том, что с современностью всё сложнее из-за авторских прав. Многие авторы известных картин до сих пор живы и здравствуют. С классикой проще: можно не бояться, что тебя за руку поймает авторский комитет и предъявит счёт на кругленькую сумму. Экспериментировать, тем не менее, обожаю. Пробую себя и в минимализме, и натюрморты снимаю, когда устаю от людей. Частенько мои работы экспонировались в рамках инсталляций. Цель — воссоздать атмосферу, которая запечатлена на фотографиях. То есть — в том же пространстве демонстрировались костюмы, веера, парики. Не забывайте, что, помимо «Частной коллекции», у меня ещё хватает проектов. И самое любимое направление — чёрно-белое фото. «Караван историй» — издание цветное, поэтому развернуться здесь мне не дают. А так чёрно-белая съёмка — то, чем я живу в нерабочее время. Моё представление о классических литературных героях отражено в цикле «Классика». Тот же Базаров, Анна Каренина, кто угодно. Совершенно необязательно, что человек, который играет на фотографии роль того или иного литературного персонажа, должен быть профессиональным актёром. Я приглашаю интересную мне персону и ставлю в определённую ситуацию, когда необходимо полностью перевоплотиться. Тем же самым занимаюсь и в рамках проекта «Сказки».

— Но ведь каждый может представлять себе любимых книжных героев по-разному. Не случается ли у вас дискуссий на эту тему с вашими моделями и теми, кто смотрит на результат?

— Слава Богу, дискуссии всегда есть. Если бы было иначе, я давно бы бросила этим заниматься: стало бы просто скучно. Конечно, очень часто приходится слышать: а я бы здесь вот так да вот эдак. Ну и делали бы тогда сами! Я снимаю так, как вижу я.

— Что для вас есть творчество?

— Это необходимая самореализация. Мне нужно делиться тем, что я вижу, с другими людьми. Естественно, без наследственности тоже не обошлось, так как я росла в творческой семье, всегда тянулась к чему-то, связанному с искусством. Хотя родители никогда не пытались культивировать эту страсть, но и не запрещали нам с сестрой наших увлечений. Что мы хотели, то и делали: сначала рисовали, потом начали писать. Впоследствии я стала журналистом, потом переключилась на переводческую деятельность. Получается, то, чем я занимаюсь, идёт из детства. В известной степени, фотографирование является проявлением самостоятельности, независимости, то есть — способом зарабатывания денег.

— Не случалось скучать по своей былой деятельности — журналиста, переводчика?

— Когда человек занимается чем-то профессионально, ему подобает постоянно поддерживать и повышать уровень своей квалификации. Работа со словом требует большого тщания, а я оставила эту ипостась много лет назад. Как переводчик, скорее всего, я уже не котируюсь. Другое дело, когда я читаю переводную литературу, до сих пор иногда ловлю себя на мысли, что так бы я никогда не перевела, то есть использовала бы другой оборот, слово. Да, я в состоянии складно написать, перевести, но через силу. А нужно, чтобы через тебя это буквально выстреливало, чтобы процесс носил практически бессознательный характер, чтобы рука писала независимо от тебя. Это как мышцы, — их необходимо тренировать. Мышечная память остаётся, но былого тонуса нет. К сожалению, на тренировку и упражнения у меня времени совсем не остаётся.

— Какой из ваших многочисленных проектов удалось реализовать наиболее успешно?

— Моя визитная карточка — «Частная коллекция». Это одновременно и мой первенец, и самый раскрученный и востребованный проект. Но я, тем не менее, считаю не менее удачной серию «Пин-ап». Она яркая, весёлая, задорная, жизнеутверждающая.

— А какими вам видятся собственные работы? Ироничными, серьёзными, тщательными в деталях, концептуальными, развлекательными?

— Мои фотографии — для людей с чувством юмора. И модели, которых я приглашаю, должны обладать изрядной самоиронией. Помимо развлекательной, очевидно, что мои работы несут также и образовательную функцию. Зрители открывают для себя новых художников, знакомятся с изобразительным искусством. Но это не урок рисования в школе, — я предлагаю публике сравнить наших «звёзд» с образами классического искусства и улыбнуться.

— Не пробовали ли вы привлекать в качестве моделей своих родных и близких?

— Я снимала среднего сына в проекте «Классика» в образе Ромео. Джульеттой была Лиза Боярская. Мне очень понравилась эта парочка…

— …которую вы увидели в объективе. А в реальной жизни у ребят, случайно, не сложились ли отношения?

— Нет, Лиза постарше. Да и Санкт-Петербург всё-таки далековато. Во всяком случае, эксперимент удался, и все остались довольны.

Источник: Липецкая газета











Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2020.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.