16.02.20
«Секретные» полотна Ивана Айвазовского
Характерная история для России, указывающая на то, что ни трещащий по швам политический подход, ни культурный, ни даже подход на бытовом уровне совершенно не изменились со времён проклятого царизма...
15.02.20
Арт-дилер Кенни Шахтер: «Мир искусства живет ложью»...
Арт-дилер, автор колонки на artnet.com Кенни Шахтер разоблачает миф о ликвидности искусства и рассказывает, как сделать на нём деньги. Почему Леонардо Ди Каприо стал спекулянтом и как инстаграм меняет арт-рынок?...
14.02.20
Виталий Тихов и его духоподъёмная живопись
14 февраля 1876 года родился Виталий Гаврилович Тихов, русский и советский живописец-жанрист, портретист, член Товарищества передвижных художественных выставок. Один из немногих советских художников, систематически работавший в жанре «ню»...


  • Чилийская Патагония. Конфлюэнсия: слияние рек Бакер и Нефф
    Чилийская Патагония, наиболее живописная и притягательная в плане ландшафтов, представляет собой очень узкую и очень вытянутую полоску суши, зажатую океаном с одной стороны и горным хребтом Анд с другой. В авторском туре «Патагония: по местам силы!» мы исследовали всю чилийскую Патагонию...
    16.02.20
  • Что посмотреть в Тироле: ренессансный замок Трацберг
    Замок Трацберг, расположенный на берегу реки Инн неподалёку от города Шварц, известен с 1500 года. Строился он для защиты графства Андехс от войск баварского герцога Альбрехта IV Мудрого. Замок высится на горном хребте, и выглядит практически неприступным. Но мы обязательно найдём способ побывать там в авторском туре «Три Тироля 2020»...
    12.02.20
  • Зальцбург: легенда о Парацельсе
    Недалеко от дворца и парка Мирабель, о которых мы рассказывали в прошлом очерке, на Кладбище Св. Себастьяна при одноимённой церкви можно увидеть памятник Филиппу Аврелию Теофрасте Бомбасте фон Гогенхайму по прозвищу Парацельс...
    10.02.20

Интервью Никаса Сафронова "Газете по-киевски"

08.02.10

Никас Сафронов

Художник Никас Сафронов делится с корреспондентом "Газеты по-киевски" своими планами, мечтами и тайными пристрастиями...


Модный художник-авангардист, «придворный живописец», создавший огромное количество портретов сильных мира сего — от Путина до Мадонны, — меценат и светский лев, о любовных похождениях которого ходят сплетни одна пикантнее другой, в последнее время зачастил в Украину. То с выставкой пожалует, то в благотворительном вечере поучаствует, а в прошлом году вообще — купил домик в Полтавской области. «Газета...» решила выяснить, чем же Украина так приглянулась Сафронову, у которого, на минуточку, есть собственный замок в Шотландии. И оказалось, что о хате в гоголевских местах Никас мечтал с детства.

— Лет 15 назад на фестивале «Кинотавр» я встретил Раю Недашковскую, — вспоминает Сафронов. — В разговоре упомянул, что обожаю Гоголя и мечтаю купить хату в Украине. Она и говорит: «У меня есть такое место: не Сорочинцы, не Гоголево, не Диканька, но — на Полтавщине, и там очень хорошо». Договорились как-нибудь съездить, посмотреть. Каждый год встречались, она все спрашивала: «Ну когда же?», но все как-то откладывалось... А прошлой весной на выставке встретил девушку с книжкой. Спрашиваю: «Что читаете?» «Вечера на хуторе близ Диканьки». Купила сегодня...», — и называет мой адрес (в нашем доме находится книжный магазин «Москва»)!

— Вот так совпадение!

— Именно! Разговорились, и она тоже пообещала поискать мне хату. Через пару дней позвонила: нашла варианты на Полтавщине. А мне как раз нужно было в Симферополь, вот и заехал по дороге, глянул на эти дома —  не то... В последней деревне — Шишаках — встречаю знакомого художника из Киева, у которого там дача. И он уговаривает меня поехать посмотреть какую-то очень красивую плотину: я спешу и соглашаюсь только из уважения. Приезжаем — плотина как плотина. Глянул, и пошел в лесок «по нужде». Иду как в джунглях — все заросло, нога человека тут не ступала много лет. Продравшись через валежник и паутину, вижу роскошный полуразваленный дом с круглым колодцем — именно то, что искал... Я пошел к «голове» села Василию Ивановичу и говорю: «У вас тут церковь недостроенная — давайте я дострою, а вы мне сдадите в аренду участок с домом». Он тут же согласился. «Только, — говорит, — дом принадлежит одной актриске из Киева. Сейчас позвоним — вдруг откажется?» И ко мне в руки попадает визитка Раи Недашковской. Это тот дом, о котором она 15 лет твердила! В итоге я его выкупил за $2 тыс., на которые она отремонтировала свою киевскую квартиру.

— Когда переедете?

— Не знаю. Вокруг дома — несколько участков, которые Василий Иванович согласился сдать мне в аренду (для этого еще пришлось уговорить всех людей, которым они принадлежат). Но начались проволочки из-за того, что я иностранец. За землю мне заломили такую цену, за которую можно приобрести замок в Шотландии! Так что я решил все-таки узаконивать аренду: мне и в Киеве с этим помогают, и Василий Иванович старается — деньги-то на церковь он получил! Виктор Мережко, кстати, захотел на Полтавщине что-то приобрести, Николай Дроздов тоже — он Гоголя обожает. Более того: огромное количество людей решили купить там дома, узнав, что я это сделал. Подумали: что-то тут интересное, надо быстренько все там оприходовать — а у меня-то была всего лишь детская мечта! Но если с арендой не получится, куплю в Шотландии 30 га земли с замком. И буду там страдать по Украине (смеется. — Авт.).

— А вы разве еще не купили?

— Купил. Лет 15 назад. Развалины. Но хочу их оставить в первозданном виде, в лесу. И купить замок поприличнее, чтобы можно было подъехать по нормальной дороге, пригласить туда друзей. Где можно уединиться, но быть поближе к цивилизации.

— Вы еще говорили об острове...

— Остров — это мечта. А мечты должны быть нереальными. Но когда-нибудь осуществляться...

— Как выглядит остров мечты?

— Похож на остров Робинзона Крузо: где-то в Тихом океане, вдали от людей... Главное, что это реально. Когда человек покупает в Москве квартиру, никто не задумывается, что она стоит $15—20 млн, а когда он покупает замок, все жутко удивляются. А замок в десятки раз дешевле, чем квартира в Москве или Питере! Сейчас же мне хочется арендовать мастерскую в Киево-Печерской лавре — вид там потрясающе красивый. Если удастся, я бы с удовольствием периодически жил там, молился, писал духовные картины — прославлял Украину, которую бесконечно люблю.

— Вы же изучали иконопись?

— Да, в Загорске, и пишу иконы.

— И как эта религиозность совмещается у вас со страстью к азартным играм?

— Красивая иллюстрация — Дима Карамазов: утром молится со страшной силой, а вечером — гуляет, пускается во все тяжкие. А потом опять молится. Это свойство славянской души — мы мечемся, нас куда-то несет. Азарт — это внутреннее горение, которое нужно куда-то выплеснуть. Когда человек «горит», он должен в монастырь уйти и молиться с утра до ночи. Но если уйти не может (к примеру, должен обеспечивать детей), он выплескивает это в другом: играет в карты, с Останкинской башни прыгает с парашютом или с моста на веревке. Так и с казино: знаешь, что проиграешь стопроцентно, но ничего не можешь с собой поделать.   

— Поговорим о портретах: как себя ведут влиятельные клиенты? Капризничают?

— Нет, приходят как к священнику или врачу. Есть анекдот: высокий чиновник приходит к доктору и говорит: «Не могу неделю сходить в туалет». Доктор смотрит и говорит: «А у вас там нет дырочки». Он: «Зализали значит, гады». То есть у меня они как перед доктором раскрываются, раскрепощаются — они же хотят войти в историю! Пока образ, лик существует, о человеке будут помнить. Особенно, если портрет написан художником, который уже известен своим мастерством: человек понимает, что здесь он точно не прогадает. Деньги для того и зарабатываются, чтобы куда-то вкладывать: машину купить, дом и, конечно, портрет — одно из самых личных и жизнеутверждающих вложений.

— Торгуются часто?

— Бывает: даже Алекперов (президент ОАО «Лукойл». — Авт.) торговался, когда кризис начался.

— А Мадонна?

— Торговалась: от $50 тыс. до $30 тыс.

— Вы написали портреты 28 президентов...

— 26, но это не важно — я не считаю (смеется). Это ж не Книга рекордов, хотя мне предлагали в нее войти — с рекордом по президентам как раз. Я же не стремлюсь, чтобы их стало больше: это они стоят, ждут, у них есть своя очередность, а у меня нет задачи написать лишь бы какого президента для галочки.

— Как складываются отношения с нынешней российской властью?

— Нормально: есть какие-то возможности, договоренности, но нет стремления сблизиться с ней. К примеру, я был приглашен патриархом Кириллом на елку, где были президент и люди, которые что-то сделали для церкви — человек 15 всего, узкий круг. Но я страшно хотел спать. И, не смотря на то, что появиться там было «важно», не пошел. Ведь, как ни парадоксально, историю делаю я, а не они. У меня и так времени на личное почти не остается...

— Кстати, о личном: как выглядит ваш идеал женщины?

— С возрастом меняется: то высокие нравятся, то маленькие, то активные-агрессивные, то эдакие чеховские душечки. Была, к примеру, девушка, которую я хотел постоянно и ревновал безумно, мне нравилась ее агрессивность — она могла и посуду побить, и мебель поломать. А через три года мне захотелось с ней же спокойной жизни, но она не изменилась, и мы расстались. Если говорить в общем, мне нравится украинский тип — дама не полная, но пышная: грудь 4-го размера, сексуальные бедра... Все подсознательно — тянет к женщине, которая может продолжить род и наполнена соками. Я обожаю женщин, которые уже рожали (с приспущенной грудью) — я начинаю представлять, как она кормила своего ребенка. Обожаю беременных: смотришь и думаешь, что у нее внутри будущий Христос или гений. Такое домысливание мне нравится: я вообще мыслю, как неандерталец — сплошными образами. И никогда не напишу картину, если предварительно не представлю ее в голове. В женщине мне нравится богатство внешности и какое-то горение. Если ориентироваться на типажи Гоголя, я бы выбрал Солоху, а не Оксану!

Источник: Газета по-киевски






По теме




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2020.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.