17.09.19
Роберт Уильям Воннох - апостол американского импрессионизма
17 сентября 1858 года в городе Хартфорде, штат Коннектикут, США, родился Роберт Уильям Воннох - художник и педагог, который один из первых, кто начал перенимать французский импрессионизм...
13.09.19
«Бэкон: дословно». О выставке, открывшейся в Центре Помпиду, рассказывает «Ъ»
Выставка «Бэкон: дословно» открылась в парижском Центре Помпиду. Шестьдесят работ (в том числе двенадцать триптихов), покрывающих последнее двадцатилетие жизни знаменитого британского живописца, разделены куратором на шесть литературных глав...
06.09.19
Австралийское христианское лобби против фаллоса
Экспонирующаяся в музее при австралийском Университете Гриффина картина, изображающая Святую Деву, держащую на руках огромный фаллос, спровоцировала нешуточный скандал. Об этом в четверг, 5 сентября, сообщила Lenta.ru со ссылкой на Daily Mail...


  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I
    Среди прочих красот Патагонии, которые нам предстоит увидеть в авторском туре «Патагония 2020», Национальный парк Торрес Дель Пайне занимает совершенно особое место — расположенный на самом юге Южноамериканского континента, он знаменит суровым климатом и труднодоступностью...
    16.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть II
    Продолжаем рассказ о Национальном парке Торрес Дель Пайне, котрый мы посетили в 2018 году и планируем посетить в 2020 году в рамках авторского тура «Патагония 2020». Пост «Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I» читайте здесь...
    16.09.19
  • Авторский тур в Кастилью: Леон - древняя столица Астурии. Часть II
    Продолжим наш виртуальный тур по астурийской столице Леону, в которой так органично сочетается наследие седой старины с веяниями новейшего времени. Фото сделаны во время авторского тура по Кастилии в 2017 году...
    15.09.19

Интервью Никаса Сафронова "Газете по-киевски"

08.02.10

Никас Сафронов

Художник Никас Сафронов делится с корреспондентом "Газеты по-киевски" своими планами, мечтами и тайными пристрастиями...


Модный художник-авангардист, «придворный живописец», создавший огромное количество портретов сильных мира сего — от Путина до Мадонны, — меценат и светский лев, о любовных похождениях которого ходят сплетни одна пикантнее другой, в последнее время зачастил в Украину. То с выставкой пожалует, то в благотворительном вечере поучаствует, а в прошлом году вообще — купил домик в Полтавской области. «Газета...» решила выяснить, чем же Украина так приглянулась Сафронову, у которого, на минуточку, есть собственный замок в Шотландии. И оказалось, что о хате в гоголевских местах Никас мечтал с детства.

— Лет 15 назад на фестивале «Кинотавр» я встретил Раю Недашковскую, — вспоминает Сафронов. — В разговоре упомянул, что обожаю Гоголя и мечтаю купить хату в Украине. Она и говорит: «У меня есть такое место: не Сорочинцы, не Гоголево, не Диканька, но — на Полтавщине, и там очень хорошо». Договорились как-нибудь съездить, посмотреть. Каждый год встречались, она все спрашивала: «Ну когда же?», но все как-то откладывалось... А прошлой весной на выставке встретил девушку с книжкой. Спрашиваю: «Что читаете?» «Вечера на хуторе близ Диканьки». Купила сегодня...», — и называет мой адрес (в нашем доме находится книжный магазин «Москва»)!

— Вот так совпадение!

— Именно! Разговорились, и она тоже пообещала поискать мне хату. Через пару дней позвонила: нашла варианты на Полтавщине. А мне как раз нужно было в Симферополь, вот и заехал по дороге, глянул на эти дома —  не то... В последней деревне — Шишаках — встречаю знакомого художника из Киева, у которого там дача. И он уговаривает меня поехать посмотреть какую-то очень красивую плотину: я спешу и соглашаюсь только из уважения. Приезжаем — плотина как плотина. Глянул, и пошел в лесок «по нужде». Иду как в джунглях — все заросло, нога человека тут не ступала много лет. Продравшись через валежник и паутину, вижу роскошный полуразваленный дом с круглым колодцем — именно то, что искал... Я пошел к «голове» села Василию Ивановичу и говорю: «У вас тут церковь недостроенная — давайте я дострою, а вы мне сдадите в аренду участок с домом». Он тут же согласился. «Только, — говорит, — дом принадлежит одной актриске из Киева. Сейчас позвоним — вдруг откажется?» И ко мне в руки попадает визитка Раи Недашковской. Это тот дом, о котором она 15 лет твердила! В итоге я его выкупил за $2 тыс., на которые она отремонтировала свою киевскую квартиру.

— Когда переедете?

— Не знаю. Вокруг дома — несколько участков, которые Василий Иванович согласился сдать мне в аренду (для этого еще пришлось уговорить всех людей, которым они принадлежат). Но начались проволочки из-за того, что я иностранец. За землю мне заломили такую цену, за которую можно приобрести замок в Шотландии! Так что я решил все-таки узаконивать аренду: мне и в Киеве с этим помогают, и Василий Иванович старается — деньги-то на церковь он получил! Виктор Мережко, кстати, захотел на Полтавщине что-то приобрести, Николай Дроздов тоже — он Гоголя обожает. Более того: огромное количество людей решили купить там дома, узнав, что я это сделал. Подумали: что-то тут интересное, надо быстренько все там оприходовать — а у меня-то была всего лишь детская мечта! Но если с арендой не получится, куплю в Шотландии 30 га земли с замком. И буду там страдать по Украине (смеется. — Авт.).

— А вы разве еще не купили?

— Купил. Лет 15 назад. Развалины. Но хочу их оставить в первозданном виде, в лесу. И купить замок поприличнее, чтобы можно было подъехать по нормальной дороге, пригласить туда друзей. Где можно уединиться, но быть поближе к цивилизации.

— Вы еще говорили об острове...

— Остров — это мечта. А мечты должны быть нереальными. Но когда-нибудь осуществляться...

— Как выглядит остров мечты?

— Похож на остров Робинзона Крузо: где-то в Тихом океане, вдали от людей... Главное, что это реально. Когда человек покупает в Москве квартиру, никто не задумывается, что она стоит $15—20 млн, а когда он покупает замок, все жутко удивляются. А замок в десятки раз дешевле, чем квартира в Москве или Питере! Сейчас же мне хочется арендовать мастерскую в Киево-Печерской лавре — вид там потрясающе красивый. Если удастся, я бы с удовольствием периодически жил там, молился, писал духовные картины — прославлял Украину, которую бесконечно люблю.

— Вы же изучали иконопись?

— Да, в Загорске, и пишу иконы.

— И как эта религиозность совмещается у вас со страстью к азартным играм?

— Красивая иллюстрация — Дима Карамазов: утром молится со страшной силой, а вечером — гуляет, пускается во все тяжкие. А потом опять молится. Это свойство славянской души — мы мечемся, нас куда-то несет. Азарт — это внутреннее горение, которое нужно куда-то выплеснуть. Когда человек «горит», он должен в монастырь уйти и молиться с утра до ночи. Но если уйти не может (к примеру, должен обеспечивать детей), он выплескивает это в другом: играет в карты, с Останкинской башни прыгает с парашютом или с моста на веревке. Так и с казино: знаешь, что проиграешь стопроцентно, но ничего не можешь с собой поделать.   

— Поговорим о портретах: как себя ведут влиятельные клиенты? Капризничают?

— Нет, приходят как к священнику или врачу. Есть анекдот: высокий чиновник приходит к доктору и говорит: «Не могу неделю сходить в туалет». Доктор смотрит и говорит: «А у вас там нет дырочки». Он: «Зализали значит, гады». То есть у меня они как перед доктором раскрываются, раскрепощаются — они же хотят войти в историю! Пока образ, лик существует, о человеке будут помнить. Особенно, если портрет написан художником, который уже известен своим мастерством: человек понимает, что здесь он точно не прогадает. Деньги для того и зарабатываются, чтобы куда-то вкладывать: машину купить, дом и, конечно, портрет — одно из самых личных и жизнеутверждающих вложений.

— Торгуются часто?

— Бывает: даже Алекперов (президент ОАО «Лукойл». — Авт.) торговался, когда кризис начался.

— А Мадонна?

— Торговалась: от $50 тыс. до $30 тыс.

— Вы написали портреты 28 президентов...

— 26, но это не важно — я не считаю (смеется). Это ж не Книга рекордов, хотя мне предлагали в нее войти — с рекордом по президентам как раз. Я же не стремлюсь, чтобы их стало больше: это они стоят, ждут, у них есть своя очередность, а у меня нет задачи написать лишь бы какого президента для галочки.

— Как складываются отношения с нынешней российской властью?

— Нормально: есть какие-то возможности, договоренности, но нет стремления сблизиться с ней. К примеру, я был приглашен патриархом Кириллом на елку, где были президент и люди, которые что-то сделали для церкви — человек 15 всего, узкий круг. Но я страшно хотел спать. И, не смотря на то, что появиться там было «важно», не пошел. Ведь, как ни парадоксально, историю делаю я, а не они. У меня и так времени на личное почти не остается...

— Кстати, о личном: как выглядит ваш идеал женщины?

— С возрастом меняется: то высокие нравятся, то маленькие, то активные-агрессивные, то эдакие чеховские душечки. Была, к примеру, девушка, которую я хотел постоянно и ревновал безумно, мне нравилась ее агрессивность — она могла и посуду побить, и мебель поломать. А через три года мне захотелось с ней же спокойной жизни, но она не изменилась, и мы расстались. Если говорить в общем, мне нравится украинский тип — дама не полная, но пышная: грудь 4-го размера, сексуальные бедра... Все подсознательно — тянет к женщине, которая может продолжить род и наполнена соками. Я обожаю женщин, которые уже рожали (с приспущенной грудью) — я начинаю представлять, как она кормила своего ребенка. Обожаю беременных: смотришь и думаешь, что у нее внутри будущий Христос или гений. Такое домысливание мне нравится: я вообще мыслю, как неандерталец — сплошными образами. И никогда не напишу картину, если предварительно не представлю ее в голове. В женщине мне нравится богатство внешности и какое-то горение. Если ориентироваться на типажи Гоголя, я бы выбрал Солоху, а не Оксану!

Источник: Газета по-киевски






По теме




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.