18.09.19
Атака вандала в Центре Помпиду
Один из посетителей парижского Центра искусства и культуры имени Жоржа Помпиду порезал ножом картину известного французского художника Даниеля Бюрена, рыночная стоимость работ которого превышает € 1 млн. Об этом инциденте сообщила на прошлой неделе газета Le Parisien...
17.09.19
Роберт Уильям Воннох - апостол американского импрессионизма
17 сентября 1858 года в городе Хартфорде, штат Коннектикут, США, родился Роберт Уильям Воннох - художник и педагог, который один из первых, кто начал перенимать французский импрессионизм...
13.09.19
«Бэкон: дословно». О выставке, открывшейся в Центре Помпиду, рассказывает «Ъ»
Выставка «Бэкон: дословно» открылась в парижском Центре Помпиду. Шестьдесят работ (в том числе двенадцать триптихов), покрывающих последнее двадцатилетие жизни знаменитого британского живописца, разделены куратором на шесть литературных глав...


  • Порту: заметки на полях
    Несколько беглых зарисовок, сделанных в Порту во время авторского тура «Вся Португалия» (2017). Просто так. Что под руку попало. Любопытные виды и персонажи...
    17.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть II
    Продолжаем рассказ о Национальном парке Торрес Дель Пайне, котрый мы посетили в 2018 году и планируем посетить в 2020 году в рамках авторского тура «Патагония 2020». Пост «Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I» читайте здесь...
    16.09.19
  • Туры в Патагонию: восхождение к Торресам. Часть I
    Среди прочих красот Патагонии, которые нам предстоит увидеть в авторском туре «Патагония 2020», Национальный парк Торрес Дель Пайне занимает совершенно особое место — расположенный на самом юге Южноамериканского континента, он знаменит суровым климатом и труднодоступностью...
    16.09.19

Жэ Пэ

08.06.09

Фестиваль "Живая Пермь"

"Жэ Пэ — или культурная революция по-пермски"? - об итогах фестиваля "Живая Пермь" рассуждает корреспондент пермской деловой газеты "Пермский обозреватель"...
 
"Итак, грандиозный мега-супер-пупер фестиваль, о котором так долго говорили министр-министр и вокзальный галерист, прошел. Причем, прошел как-то мимо.

За три дня освоено почти шесть миллионов бюджетных рублей. И это, наверное, главный итог аморф-ного, расползшегося по городу действа.

По сути, все, что удалось увидеть лично — несколько качественных и нересурсоемких (для министерства не было бы затратным сделать их регулярными) локальных проектов. Они собрали зрителей ровно столько, сколько обычно и праздношатается по городу в выходные. Хороши были несколько тематических акций и мероприятий клубного формата, пара-тройка запомнившихся выставок и столько же неоднозначного уровня концертов да ряд междусобойчиков не собирающейся вместе в обычной жизни творческой публики. Плюс цветные футболки. Но у каждой медали минимум две стороны, и не представить их было бы неправильно.

Аверс

Разумеется, кто хотел найти для себя что-то интересное — нашел. Кто хотел самовыразиться — самовыразился так или иначе. Поэтому говорить, что «Живая Пермь» — плохо, было бы просто неправдой. Цитируем по ЖЖ-сообществу.

«А что я, полапав «Живую Пермь», могу сказать? Жила в консервной банке, и вдруг ее открыли? Боже, как мне это нравится. Спасибо, правда». «А «Живая Пермь» — это, оказывается, хорошо». «Радостно было видеть, как люди записываются на литературные экскурсии, как посреди фестиваля продолжают подходить и проситься в волонтеры студенты, радостно, что публика была всех возрастов и что ее было много. Не хватает, видать, людям одних народных гуляний-попоищ на День города да парадов на 1 и 9 мая. Люди хотят не только зрелищ, они хотят участвовать, творить, жить культурной жизнью города и узнавать новое». «Это просто непередаваемо. Так уютно было. Ни гламурных телок, ни бухих гопников. Только милые, улыбающиеся люди, радующиеся окружающему их празд-нику».

Реверс

Были, конечно, и обратные мнения, зачастую высказанные в лучших традициях «культурных» героев гельмановского речного музея, но никакой конкретики они не содержали, так что и приводить их смысла не имеет. Тем более, что «реверса» они ничем не украсят.

Что же до личных впечатлений, то для меня негатив начался с афиши, набранной мелким и неудобочитаемым шрифтом на огромной портянке-афише.

Сомневаюсь, что многим даже искренне желавшим провести выходные в атмосфере культурного праздника удалось просто дочитать ее до конца. Не говоря уж о том, чтобы увидеть и отметить на память то, что было бы интересно посетить, посмотреть, в чем принять участие. То есть, как минимум, такое разноплановое и географически обширное мероприятие нуждалось в рекламе другого уровня. К слову, вполне доступного, в контексте потраченных миллионов. Далее: и участники, и зрители очень сетовали на раздерганность мероприятий и по площадкам, и по времени. Как итог — гадкое послевкусие. Что-то не успели, что-то не увидели. Плюс перенос мероприятий по времени и с площадки на площадку, плюс прочие «косяки в организации», которых ожидаемо было великое множество. И цельного, концептуально значимого праздника не вышло. Кстати, литературную общественность особо задело, что в пресс-релизах фестиваля один из самых знаменитых пермских поэтов Алексей РЕШЕТОВ именовался Решетниковым. Но это так, частность.

Третья сторона

Она, как всегда, странная. Во-первых, за фестиваль почему-то все благодарят галериста-варяга. «Живая Пермь» Гельмана» — расхожая фразочка в сети и устном общении. Но ведь это, как минимум, не так, уважаемые. Есть фирмы, выигравшие конкурс на проведение — ООО «Птица Киви» и НП «Фестиваль-плюс». Учредитель-руководитель Татьяна САННИКОВА — персона, в разные годы имевшая отношение к проведению разнообразных фестивалей местного масштаба, а в конце 1990-х и вовсе трудившаяся в управлении культуры и искусства. Она же — исполнительный директор фестиваля. Учредители — правительство края и администрация Перми, организаторы — соответствующие департаменты властных структур. Кто из перечисленных ГЕЛЬМАН — непонятно. И лавры, ему адресуемые, незаслуженны. Разве что считать их халявным пиаром под раскрученный на бюджетные деньги бренд.

Некстати о Гельмане

Раз уж речь пошла о галеристе, нельзя не отметить и еще одну режущую глаз несуразность. А именно в рамках фестиваля, главной целью которого заявлен «поиск новых ресурсов развития региона через культуру и искусство, развитие новых форм творческого сотрудничества муниципальных территорий Пермского края», прошла «Презентация выставки современного искусства «МосквАполис». Такой вот «мест-ный» колорит города на Каме смотрится, согласитесь, как минимум абсурдно. Зато крупными буквами во всю стену вокзала-музея. Тогда как реклама собственно «Живой Перми» — мельче, нечитабельно и с той стороны музея, где люди особо не ходят и рекламу не видят. Прекрасно характеризующий позицию галериста подход, не правда ли.

Зато сам Гельман в контексте фестиваля не преминул бросить камень в огород своих идеологических противников. Читаем ЖЖ культуртрегера:

— Интересно, что те же люди, что на «Русское бедное» реагировали: «Зачем нам привозное, хоть и всему миру известное, нам перм-ское подавай», — во время «Живой Перми» нудят, что те двадцать пермских художников (вполне имхо самобытных), которые получили возможность высказаться на разных площадках фестиваля, «скучны, неинтересны».

После этого хочется не спорить и в круглых столах участвовать, а послать их на… (от ред.: слово вычеркнуто при верстке газеты, дабы не оскорблять читателей). Лучше не мешайте».

Не знаю, присутствует ли здесь элемент «так называемого вранья», но отчетливо понимаю, что важно не только то, что делает художник, но и в какой атмосфере и каком культурном контексте это презентуется. Ясно и то, что далеко не все творческие люди могут адекватно раскрыться в рамках ограниченного по времени фестивального формата. И они просто выпадают, делая хоть трижды «пермское» и «живое».

И кстати, о деньгах

Выше мы упомянули сумму, выделенную из бюджета на фестиваль (по слухам, было запрошено еще больше на московско-гельмановскую составляющую. Но депутаты ЗС не одобрили). Тем не менее, было выделено: 94,7 тысячи рублей на разработку фирменного стиля, 4,1 миллиона на проведение, 650 тысяч на дорогу иногородним участникам. Еще миллион без двух тысяч — на обеспечение присутствия и деятельности некой экспертной группы, которая и определяла программу фестиваля (а не лишка?). В итоге же не сложилось впечатления, что Пермь оживили на все деньги. Хотя доказательств обратного мы, естественно, не имеем и не получим.

Зато не надо доказывать, что в рамках «Дягилевских сезонов», предшествовавших «Живой Перми», ООО «Центр творческих инициатив «Меценат» получил трижды по 249 тысяч на привоз в Пермь Олега КУЛИКА, Псоя КОРОЛЕНКО (который прежде прекрасно сюда ездил на коммерческой основе) и израильского видеоарта. Итого — три четверти миллиона из бюджета на дискуссионного достоинства «псевдокультурный» прожект, который посетила сотня-другая. На наш взгляд, это и есть визитная карточка министерства г-на МИЛЬГРАМА. А в качестве визитной карточки г-на Гельмана прекрасно будут смотреться «достоинства» человека-собаки Кулика, в голом виде бросавшегося на прохожих европейских городов. И еще поставленные в коленно-локтевую позочку модельные девушки, использованные вместо фуршетных столов в рамках выставки очередных скандалистов.

PS. А вот у «Живой Перми» визитной карточки как-то не представляется. Да и зачем, если замечательный по общей идее фестиваль с самого начала рассыпался как угли догорающего костра. Именно догорающего. Уже не способного ни дать новой жизни, ни обернуться новым высоким пламенем. А жаль. 

Источник: Пермский обозреватель
 





По теме




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.