20.04.19
Родился Хоан Миро, художник, осуществивший все свои замыслы
20 апреля 1893 года родился испанский художник Хоан Миро (Жоан Миро). Творчество Миро - это абстракционизм и сюрреализм в одном флаконе. Приправленные лирикой и графикой. Соотечественник Пабло Пикассо и Сальвадора Дали, он умудрился не остаться в их тени, создав свой неповторимый стиль. «Я пытаюсь использовать цвета, как слова, которые формируют стихи», - говорил Миро...
19.04.19
Пётр Авен: «В живописи я многое понимал уже в 13 лет»
В интервью Forbes российский олигарх Петр Авен рассказал, о роли мецената в истории искусства, о трудностях коллекционирования и сотрудничества с музеями, а также о том, во сколько он оценивает свою коллекцию русского искусства и почему в его доме до сих пор висят поддельные работы...
17.04.19
«Поменьше пышных фраз, побольше простого, будничного дела»...
Французские миллиардеры Франсуа-Анри Пино (30-я строчка в списке самых богатых людей в мире по версии Forbes) и Бернар Арно (4-я строчка в рейтинге Forbes) скинулись на восстановление Нотр-Дам-де-Пари. Вместе они пожертвовали 300 миллионов евро...


  • Приглашаем на персональную выставку Виктора Распопова
    В «Русском Портрете» открылась персональная выставка замечательного петербургского художника Виктора Распопова. Выставка проходит по адресу: СПб, улица Рылеева, 16. Телефон: +7 (812) 272-59- 31. Ежедневно кроме ПН с 11:00 до 19:30. Ждём всех в гости!
    25.02.19
  • «Бабочки» в «Русском Портрете»!
    Совсем скоро в «Русском Портрете» запорхают бабочки! Приглашаем на презентацию новой коллекции замечательной русско-французской художницы Риты Ореховой «Бабочки (Les Papillons)»...
    24.10.18
  • «Лирика» в «Русском Портрете»
    Галерея «Русский Портрет» приглашает посетить персональную выставку замечательной петербургской художницы Веры Казаку «Лирика». На выставке представлено более 30 работ, выполненных в различных техниках: масло, акварель, пастель и др... С 11:00 до 19:30, кроме ПН. Телефон для справок: +7(812)272-59-31...
    30.05.18

Интервью с Дэмиеном Херстом

26.04.09

Дэмиен Херст

Перед открытием своей ретроспективы в PinchukArtCentre Дэмиен Херст в интервью с корреспондентом Коммерсант'а рассказал о тушах, живописи и собственных похоронах.

— Почему вы выставляете свою живопись в Киеве? Ведь могли бы выбрать любой музей мира, в принципе.

— Как живой художник я боюсь музеев — там выставляются мертвые художники. Кроме того, Украина — новая территория для современного искусства, а я люблю новые территории. Ну и мы давно дружим с Виктором (Пинчуком.— "Ъ"), я знаю, как он любит искусство, так что уверен, что в его арт-центре мои работы не покроются паутиной.

— А вы проверяете законность умерщвления тех существ, которых используете в своих работах? Ведь акул, например, часто ловят браконьеры.

— Мы обязательно проверяем, чтобы все было чисто,— и акул, и бабочек, и все остальное. У меня есть сертификат на каждую муху.

— После реставрации вашей инсталляции "Невозможность смерти в сознании живущего" возникла дискуссия по поводу того, остается ли эта работа той же самой после замены ее главного элемента (акульей туши). Что вы об этом думаете?

— Это вечный вопрос. У меня есть история про дедушкин топор: он его купил, заменил топорище и передал моему отцу, который заменил лезвие и передал мне. Можно ли после этого назвать этот топор дедушкиным? Думаю, да. Поэтому мне все равно — туши меняются, но идея остается. В конце концов, даже шедевры старых мастеров очень меняются со временем.

— Почему после всего вы вернулись к традиционной живописи?

— В детстве я часто зарисовывал экспонаты в музее естествознания, но мои картины казались мне слишком блеклыми на фоне оригиналов. Мне тоже захотелось делать что-то такое же впечатляющее, что я некоторое время и делал. Теперь я стал старше и начал осознавать, что в прошлом у меня уже гораздо больше, чем в будущем, и решил дать себе еще один шанс в живописи. Вообще-то я рисовал всегда — взять хотя бы эскизы инсталляций для ассистентов моей студии. В живописи, по-моему, главное — смотреть и верить в себя. Потому что, когда я начинал в 2006-м, мои картины были просто ужасны.

— А может, у вас просто творческий кризис?

— Не знаю. Может быть, просто, как всякий современный художник, я побаивался живописи, хотя и всегда хотел ею заниматься. К тому же я понял, что все, что я делал,— все эти скульптуры, инсталляции, бабочки — это не то, что будет удовлетворять меня до конца жизни.

— Ваша живопись перекликается с творчеством вашего любимого художника Фрэнсиса Бэкона. Помните, когда впервые увидели его работы и какое впечатление они на вас произвели?

— Мне тогда было 16 лет, и я бросил живопись, потому что мои работы были всего лишь отвратительными копиями его картин. Для меня Бэкон — величайший художник. Это константа. В какой-то момент я понял, что мне нужно просто пройти через этот пласт великого искусства, вместо того чтобы пытаться обойти его. Теперь в моих работах достаточно меня самого, и их уже можно показывать.

— Как думаете, будет ли ваша живопись столь же востребованной арт-рынком, как ваши инсталляции?

— Тяжело что-то прогнозировать — времена меняются. Да и я сейчас в таком положении, что могу в общем-то ничего не продавать. Может быть, моя живопись — это как раз тот случай, когда большие деньги придут уже после смерти?

— Вы постоянно говорите о смерти — на словах или в своих работах. Вы не устали от нее? Все еще ее боитесь?

— Боюсь, конечно, но уже не так сильно, как раньше,— все-таки у меня трое детей. И хотя я каждый день думаю о смерти, все равно не верю, что умру.

— Среди этих каждодневных мыслей были какие-то идеи по поводу собственных похорон?

— О них я пока серьезно не думал. Скорее всего, я хотел бы, чтобы меня похоронили в моем саду. Ну а почести всякие не для меня — лучше оставьте мою задницу торчать из-под земли, чтобы удобно было парковать велосипед.

Мария Хализева

Источник: КоммерсантЪ






По теме




Rambler's Top100

Copyrights © 2001-2019.«РУССКИЙ ПОРТРЕТ»  Все права защищены.